http://journal.asu.ru/wv/issue/feed Народы и Религии Евразии 2018-11-28T13:34:44+07:00 Дашковскому Петру Константиновичу dashkovskiy@fpn.asu.ru Open Journal Systems <p><strong><img style="margin-right: 8px;" src="/public/site/images/ozhiganov/Чистая_обложка32.JPG" alt="" align="left"></strong></p> <p><strong>Учредителем журнала является кафедра политической истории, национальных и государственно-конфессиональных отношений Алтайского государственного университета. Издается с 2007 г.&nbsp; как сборник научных статей, с 2016 г. как научный журнал «Мировоззрение населения южной Сибири и центральной Азии в исторической ретроспективе». С 2017 г. журнал называется «Народы и религии Евразии». (Серия: Этнология, Религиоведение, Археология)</strong></p> <p>В журнале представлены результаты изучения этнокультурных и этнорелигиозных процессов, протекавших в Евразии от эпохи древности до современности.</p> <p><strong>Журнал включен в&nbsp;<a href="http://elibrary.ru/title_about.asp?id=64275">РИНЦ&nbsp;</a>как периодическое издание.</strong> <strong>Журнал утвержден Научно-техническим советом Алтайского государственного университета и зарегистрирован Комитетом РФ по печати. Свидетельство о регистрации ПИ № ФС 77 – 69787 от 18.05.2017 г.</strong> <strong>Периодичность издания: 4 выпуска в год. Статьи принимаются на русском и английском языках.</strong>&nbsp;</p> <p>Все рукописи, поступившие в редколлегию, проходят обязательно&nbsp;<br>рецензирование. Публикуются цветные иллюстрации. Каждой статье&nbsp;<br>присваивается индекс DOI.</p> <p><strong><br><strong>Статьи принимаются по следующим основным рубрикам:</strong></strong></p> <ul> <li class="show">Археология и этнокультурная история;</li> <li class="show">Этнология и национальная политика;</li> <li class="show">Религиоведение и государственно-конфессиональные отношения;</li> <li class="show">Рецензии на книги;</li> <li class="show">Информация о конференциях;</li> <li class="show">Персоналии.</li> </ul> <p><strong>Издание рассчитано на этнографов, историков, археологов, религиоведов, социологов и политологов, занимающихся изучением этнокультурных и этнорелигиозных процессов, а также особенностями национальной и государственно-конфессиональной политики в евразийском пространстве</strong></p> http://journal.asu.ru/wv/article/view/4630 Наскальные рисунки Гуйгу — новый источник по хозяйственной и духовной жизни древнего населения внутренней Монголии 2018-11-28T13:34:22+07:00 Даниил Петрович Шульга alkaddafa@gmail.com <p>Исследование верований древних бесписьменных народов — задача, сложность которой в первую очередь связана с фрагментарностью источниковой базы. К счастью, нередко исследователи открывают новые археологические объекты, которые способны пролить свет на ритуальные практики, представления об облике духов и иные аспекты мировоззрения. Особенно интересно, когда подобные объекты обнаруживаются в зоне соприкосновения различных культур, например на территории нынешнего Автономного района Внутренняя Монголия (АРВМ).</p> <p>В начале 2004 г. пограничники, дислоцированные в городском округе Баян-Нур, нашли скопление наскальных рисунков в северо-западной части сомона Баинхангай (хо-шун Урдын-Дунд, Внутренняя Монголия). Военнослужащие сразу же сообщили об этом в соответствующие ведомства. Управление культуры Внутренней Монголии после получения доклада 11 февраля 2004 г. составило план обследования с привлечением научных учреждений и административных органов. Итогом стало полевое обследование петроглифов Гуйгу. Кроме вопросов хозяйства, были рассмотрены изображения «духов» как источник для изучения духовной жизни древнего населения данного региона.</p> 2018-11-28T09:23:07+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/wv/article/view/4631 Некоторые аспекты социальной интерпретации археологических комплексов тюрок Центральной Азии эпохи Первого каганата 2018-11-28T13:34:31+07:00 Николай Николаевич Серегин nikolay-seregin@mail.ru <p>Представлен опыт социальной интерпретации материалов раскопок археологических комплексов тюрок эпохи Первого каганата. Осуществлен анализ результатов исследований погребальных и «поминальных» памятников, расположенных в различных частях центральноазиатского региона. Установлено, что археологические материалы в силу их немногочисленности фрагментарно иллюстрируют процессы, зафиксированные в письменных источниках. Вместе с тем погребальные комплексы эпохи Первого</p> <p>Работа выполнена при финансовой поддержке Российского научного фонда (проект № 18—78— 00083 «Социальные системы номадов Алтая раннего железного века и средневековья: статистический и контекстуальный анализ археологических материалов»).</p> <p>каганата демонстрируют общее усиление социальной дифференциации тюркского общества. Одним из свидетельств трансформации структуры социума раннесредневеко-вых номадов стало распространение захоронений профессиональных воинов. Другим показателем является формирование «минусинского» локального варианта культуры тюрок. Материалы раскопок мемориальных комплексов Монголии эпохи Первого каганата отражают элитную субкультуру раннесредневековых кочевников, демонстрируя влияние оседло-земледельческих центров — Китая и Согда. В целом, социальная организация раннесредневековых тюрок в эпоху Первого каганата предстает как сложная система, включающая различные компоненты.</p> 2018-11-28T09:17:07+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/wv/article/view/4633 Проект Бэй Ляо (Северное Ляо, 1122–1141) 2018-11-28T13:34:34+07:00 Геннадий Геннадьевич Пиков gennadij-pikov@yandex.ru <p>Речь идет о судьбе киданьской элиты в постгосударственный период. В ходе крушения империи Ляо член императорского рода Елюй Даши выработал план спасения родины, заключающийся в использовании помощи со стороны подвластных монгольских племен. Этот план реализовывался в течение 1122-1141 гг., однако не был выполнен. Юридически государства Бэй Ляо (Северное Ляо) в действительности не существовало, но было то, что можно назвать проектом, программой собирания сил для борьбы с врагом. С прибытием Елюй Даши на западную границу империи начинается новый этап в истории киданьского общества — последняя попытка вооруженной борьбой сломить натиск завоевателей, объединив все античжурчжэньские силы. Вариант Бэй Ляо был вполне реалистичен до тех пор, пока чжурчжэни стремительно распространялись по территории Ляо и существовала опасность их прихода в северные земли. Захват чжурчжэнями огромной территории, которую еще предстояло «умиротворить», и отпор, организованный Елюй Даши, стали факторами, остановившими продвижение захватчиков на север. После того, как западные и северные границы новой империи стабилизировались, племена отказались от союза с киданями. Вместе с тем противостояние монгольских племен и чжурчжэней стало одной из важных страниц в истории сплочения монгольских племен и стимулировало их дальнейшую консолидацию.</p> <p>&nbsp;</p> <p>* Данная статья является второй из серии статей, посвященных судьбе киданьской элиты после крушения империи Ляо. Первая была опубликована в журнале [Пиков, 2018].</p> 2018-11-28T09:28:56+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/wv/article/view/4634 Диаспоростроительство на Урале: от «переселенческих обществ» до трансграничных мигрантов 2018-11-28T13:34:37+07:00 Андрей Александрович Авдашкин adrianmaricka@mail.ru <p>В формировании этнокультурного ландшафта Урала большую роль играли процессы интеграции представителей мигрантских, религиозных и этнокультурных меньшинств. Мигранты применяли как индивидуальные, так и групповые механизмы интеграции в принимающее общество. Целесообразно рассматривать групповые стратегии адаптации как процесс диаспоростроительства. Опыт формирования и развития диаспор-ных групп наглядно демонстрирует возможность различных культурных оснований для этого процесса, как конфессиональных, так и собственно этнических. В представленной статье обобщается динамика диаспоростроительства на Урале, сформулированы основные проблемные поля для проведения дальнейших исторических изысканий. Коллективные стратегии интеграции меньшинств продемонстрировали, что диаспора не является данностью. Это прежде всего специфический уклад жизни, организация социальных и культурных коммуникаций. Диаспоральность показывает не только огромное разнообразие идентификационных и институциональных вариантов развития, но и динамику внутренней трансформации. В середине XIX — начале XXI в. ми-грантские сообщества стали неотъемлемой частью этнокультурной мозаики уральского края. Диаспоральная стратегия и практика их адаптации подразумевала создание социальных институтов и жизненных практик, основанных на представлениях о единстве судьбы и места исхода, ценности памяти о «стране исхода» или «исторической родине».</p> 2018-11-28T09:33:50+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/wv/article/view/4635 History and current configuration of bilateral relations between the Republic of Indonesia and New Zealand 2018-11-28T13:34:38+07:00 Никита Сергеевич Куклин kouklinesawicki@gmail.com <p>Рассматриваются основные направления внешней политики Индонезии в отношении Новой Зеландии. Автор анализирует особенности развития политических, экономических и культурных связей, основных направлений сотрудничества и перспектив дальнейшего взаимодействия. Новая Зеландия и Индонезия имеют давнюю историю отношений, однако между этими странами всегда существовали противоречия, которые проистекают из разницы их менталитетов.</p> <p>Общая динамика отношений на протяжении длительного периода наглядно отображает стратегии во внешней политике как Новой Зеландии, принадлежащей к «западной» цивилизации, так и самобытной древней Индонезии, которая всегда стремится, с одной стороны, сохранить яванскую гармонию, а с другой — избежать невыгодных для себя решений и договоренностей. «Малайский мир» уже очень давно сталкивается во внешнем поле с «западными» странами, а Новая Зеландия является одной из самых близких им географически. Современное взаимодействие этих акторов выглядит уже менее идеологизированным, более прагматичным, однако прагматизм был бы недостижим без прежней конфликтности и столкновения мировоззрений.</p> <p>Ранее тема двусторонних отношений указанных стран не рассматривалась в российском научном поле, потому представляется необходимым провести общий анализ истории и основных направлений двустороннего взаимодействия этих государств.</p> 2018-11-28T09:40:39+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/wv/article/view/4636 Инфраструктура монголоведных исследований в Великобритании и США 2018-11-28T13:34:40+07:00 Екатерина Георгиевна Сакович ekaterina-sakovich@yandex.ru <p>Статья посвящена проблеме формирования, функционирования и эволюции университетских центров Великобритании и США в изучении Монголии. Определены этапы исследования истории Монголии британскими и американскими учеными, выявлены особенности монголоведных исследований в Великобритании и США, представлена сравнительная характеристика британских и американских университетских центров в изучении истории Монголии и сопредельных государств.</p> <p>Показан процесс становления монголоведения как отдельного научно-исследовательского направления. Монголоведение, первоначально возникшее во Франции и Германии как отрасль синологии, во второй половине XX в. трансформировалось в самостоятельное направление. После Второй мировой войны организационно изучение Монголии оформилось в Великобритании и США. В конце 1940-х гг. увеличилось количество университетских центров, занимавшихся исследованием монголоведных проблем, в том числе включавших изучение монгольского языка. На сегодняшний день в университетских центрах Великобритании и США проводятся семинары, научно-исследовательские конференции, открыты программы обмена учеными, публикуются труды британских и американских авторов в области монголоведения.</p> 2018-11-28T09:44:21+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/wv/article/view/4637 Периодизация национального движения татар Западной Сибири в 1980–2010‑е гг. 2018-11-28T13:34:41+07:00 Анна Александровна Ильина like_a_sun@mail.ru <p>Целью статьи является составление обобщающей периодизации национального движения татар Западной Сибири. Его институционализация началась в 1988 г. на волне процессов возрождения этнического самосознания, стремления к возрождению этнических культур и родных языков и не прекращается до настоящего времени. На основе исследования истории создания и деятельности многочисленных татарских национально-культурных объединений выделяется четыре этапа национального движения татар Западной Сибири. Автор обращается к законодательным основам деятельности национально-культурных объединений, которые, несомненно, являются важными вехами отдельных периодов национального движения, определяет ключевые события, особенности и закономерности каждого из четырех этапов. Первый этап национального движения татар Западной Сибири (1988-1990 гг.) — это время формирования первых татарских национально-культурных объединений. Второй этап (1991-1995 гг.) — это время его активной институцио-нализации и начало повсеместной энергичной работы татарских национально-культурных объединений. Третий этап (1996-2004/2005 гг.) — время повсеместного создания татарских национально-культурных автономий. Четвертый этап (с 2006 г. по настоящее время) — время смены лидеров и переосмысления приоритетов национального движения.</p> 2018-11-28T09:48:59+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/wv/article/view/4638 Шурале — персонаж башкирской демонологии 2018-11-28T13:34:42+07:00 Закирьян Галимьянович Аминев zakirjan_g@mail.ru <p>Статья посвящена анализу исторических корней происхождения одного из распространенных персонажей башкирской демонологии — шурале. С критических позиций рассматривается точка зрения исследователей из Татарстана на проблему происхождения данного демонологического персонажа. Схожие с шурале персонажи имеются у чувашей, удмуртов, казахов. В качестве методики исследования использованы типологический сравнительный, интеграционный подходы. Привлечение широкого круга фольклорных и этнографических материалов позволило автору доказать, что представление об этом мифологическом персонаже распространено по всему ареалу проживания башкир. Шурале известен также у народов Памира и соседнего с ним Гиндикуша в Афганистане и Пакистане. Автор соотносит происхождение этого образа с индоиранскими субстратными корнями в традиционной башкирской культуре. Этногонические легенды и предания свойственны только народам, сохранившим архаическую культуру своих предков. Делается вывод, что в башкирских материалах про шурале отражаются эт-ногонические воззрения предков башкир, сформировавшихся как этнос в период господства в их общественном сознании мифологического мышления.</p> 2018-11-28T09:57:20+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/wv/article/view/4640 Генеалогия богомильской ереси: проблема достоверности сведений антиеретических сочинений 2018-11-28T13:34:43+07:00 Станислав Олегович Егоров segorov752@gmail.com <p>Статья посвящена анализу теорий о происхождении богомильской ереси в сообщениях средневековых церковных авторов с точки зрения их достоверности. В историографии богомильства начиная с XIX в. и по сегодняшний день ведутся споры о генеалогии этого учения. Исследователи, так или иначе, выводят болгарскую ересь из таких учений, как павликианство, мессалианство и манихейство. Эти концепции о преемственности богомильства от более ранних дуалистических ересей основаны на сообщениях современных еретикам церковных авторов. Исследование антибогомильских сочинений показывает стремление их авторов встроить богомильство в единую генеалогию ересей, начинающуюся с эпохи ранних Отцов Церкви или от времён апостолов. В качестве вывода выдвигается тезис о восприятии церковными авторами любых ересей как схожих по своей сущности — источником ереси как одного из тяжелейших грехов является Дьявол. Такое восприятие определяет характерное отношение этих авторов к классификации ересей: размытость границ между различными доктринами и операции конструирования еретических сообществ без каких-либо реальных фактов их существования.</p> 2018-11-28T10:04:10+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/wv/article/view/4641 Библейские аналогии в хакасском сказании «Семь гор — семь дев Читi хыс» 2018-11-28T13:34:43+07:00 Роман Викторович Лебедев lrv-lmk@yandex.ru <p>На основе компаративизма рассматриваются некоторые параллели библейских, тюр-ко-монгольских мифов и хакасского сказания «Семь гор — семь дев Чип хыс». В результате исследования автор приходит к заключению, что обнаруженные в хакасском сказании библейские аналогии подтверждают сделанные ранее выводы о том, что в результате первых переднеазиатских контактов сибирской скифско-киммерийской цивилизации саянидов и ближневосточной семитской культуры в VIII-VII вв. до н. э. сая-но-алтайский миф повлиял на становление библейского комплекса.</p> <p>Исследователи отмечают внешний характер проникновения раннего и позднего христианства в религиозно-мифологические представления тюрко-монголов. Наличие в се-верноазиатских преданиях специфических библейских сюжетов и символизма объясняется взаимовлиянием прототюркомонгольского этнического субстрата и древних евреев на территории Плодородного Полумесяца. Одним из доказательств этого являются выявленные автором библейские параллели в хакасском сказании «Семь гор — семь дев Чип хыс»: схожесть внешнего вида дев-алыпов с библейскими великанами и ангелами; наличие в хакасском сказании библейских сюжетов «штурм Небес», «Потоп»; превращение дев-алыпов в камень.</p> 2018-11-28T10:08:07+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/wv/article/view/4642 Ритуальные очаги на городище Жанкент 2018-11-28T13:34:43+07:00 Рустем Турарбекович Дарменов darmenov_rustem@mail.ru Азилхан Ауезханулы Тажекеев azik8484@mail.ru <p>Целью статьи является изучение материалов, относящихся к культовым находкам с городища Жанкент. В ходе археологических раскопок были получены многочисленные материалы о жизнедеятельности, быте и мировоззрении огузских племен в раннем Средневековье.</p> <p>Одним из таких комплексов являются очажные подставки в виде протом баранов (кошкар), развернутых в противоположные стороны на плоской, прямоугольной в сечении основе с жилых помещений городища Жанкент. Эти очажные подставки нужно рассматривать не как предмет, основной задачей которого является обогрев помещения, но и как культовую постройку. Очаг как в древности, так и в современный период считается главным компонентом любого жилища. Основные функции очага — приготовление на нем пищи и отопление жилища. В то же время очаг являлся сакральным местом, связанным с культом огня.</p> <p>Культ огня в том или ином виде присутствует практический во всех культурах, начиная с эпохи мезолита. Исследование сакрального восприятия огня показывает, что очаг также являлся сакральным местом в жилище. Примером могут служить очаги, найденные на городищах Жанкент, Кескен-куйюк-кала, Ширкейли Кос-асар и Сортобе, которые исследователи отождествляют с огузами.</p> <p>Работа выполнена в рамках проекта «Этнокультурные связи тюрков-огузов с оседло-земледельческими племенами Приаралья в процессе становление городской культуры в низовьях Сырдарьи (I тысячелетие н. э.)» (АР05131086).</p> 2018-11-28T10:14:08+07:00 ##submission.copyrightStatement##