http://journal.asu.ru/pm/issue/feed Филология и человек 2019-01-13T18:05:54+07:00 Клинк Евгения Игоревна sovet01@filo.asu.ru Open Journal Systems <p>Журнал издается с декабря 2006 года. Выходит 4 раза в год.&nbsp;Средний срок публикации – около года после поступления материалов.&nbsp;</p> <p>Журнал распространяется по подписке. Подписка осуществляется через отделения Почты России. Подписной индекс – П 5843.</p> http://journal.asu.ru/pm/article/view/4673 КЛЮЧЕВОЕ СЛОВО «СЕРДЦЕ» В СТРУКТУРЕ ПОВЕСТИ Н.М. КАРАМЗИНА «БЕДНАЯ ЛИЗА»: ТЕКСТОВЫЕ СВЯЗИ С ГЛУБИННЫМИ СТОРОНАМИ ИНДИВИДУАЛЬНОГО МИРА ПОВЕСТВОВАТЕЛЯ 2019-01-13T17:22:47+07:00 Ольга Николаевна Краснова olg.isupowa@yandex.ru Марина Павловна Гребнева grmarinagr@mail.ru <p>В статье с позиций комплексного&nbsp;междисциплинарного подхода на платформе психологической школы&nbsp;литературоведения, психологии личности, когнитивной психологии и&nbsp;теории текста изучается круг различных значений ключевого слова&nbsp;«сердце» в различных позициях текста, определяются факторы,&nbsp;влияющие на архитектонику значения слова (структурное положение,&nbsp;синтагматическое построение; художественно-психологические особенности образа персонажа, реализуемые в контексте). Выявляются&nbsp;свойства ключевого слова на уровне фразы или текстового блока,&nbsp;связанные с влиянием на читателя. Особое внимание уделяется&nbsp;изучению возможностей анализа больших и малых контекстов&nbsp;ключевого слова (синтаксический, семантический, авторских&nbsp;трансформаций, внутренних ритмов), позволяющих на&nbsp;внутритекстовом уровне проследить художественно-психологическую&nbsp;связь образов повествователя и героя, раскрыть стремления и мотивы,&nbsp;глубинные стороны индивидуального образа их мира.</p> 2018-12-05T00:00:00+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/pm/article/view/4674 ТВОРЧЕСТВО А.С. ПУШКИНА КАК ВЫРАЖЕНИЕ СИНТЕЗА ЯЗЫКОВЫХ И КУЛЬТУРНЫХ СИСТЕМ РОССИИ И ЕВРОПЫ 2019-01-13T17:29:58+07:00 Марина Алексеевна Широкова mshirokova1@rambler.ru <p>В статье&nbsp;рассматривается ряд проблем, связанных с ролью А.С. Пушкина в&nbsp;формировании русского языка и культуры и в их взаимодействии с&nbsp;языковой и культурной системами Европы. Прежде всего, это&nbsp;проблема «непереводимости» Пушкина на иностранные языки в&nbsp;сравнении с другими гениями мировой поэзии – Шекспиром, Данте,&nbsp;Гете. Следствием данного обстоятельства является отсутствие<br>известности и признания Пушкина в мире, в отличие от таких&nbsp;русских классиков, как Л.Н. Толстой, Ф.М. Достоевский, А.П. Чехов.&nbsp;Далее в статье анализируются некоторые оценки культурно-исторического значения творчества Пушкина, высказанные&nbsp;отечественными литераторами и философами, как прошлого, так и&nbsp;современности, в том числе представителями русского зарубежья.<br>Кроме того, показано отношение Пушкина к использованию лексики&nbsp;и стилистики французского языка в русских текстах, а также к&nbsp;смысловым и сюжетным заимствованиям в собственных&nbsp;произведениях. Сделан вывод об универсальности Пушкина и о его&nbsp;наивысшей в русской культуре способности к синтезу&nbsp;противоположностей. Но именно универсальность и является причиной «непереводимости» Пушкина, так как не может быть передана никакими иными средствами, кроме уже использованных поэтом.</p> 2018-12-05T00:00:00+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/pm/article/view/4691 СИМВОЛИКА ГРОЗЫ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ И.С. ТУРГЕНЕВА 2019-01-13T17:36:16+07:00 Марина Андреевна Курбакова mkurbakova@inbox.ru <p>Впервые гроза как символ появилась в произведениях&nbsp;русской классики не А. Островского, как это принято считать, а&nbsp;Тургенева. Цель исследования – обнаружить, имеются ли в русской&nbsp;литературе описания грозы, предшествующие появлению «Грозы»&nbsp;Островского. В исследовании применяется литературно- и культурно-исторический методы исследования. Научная и практическая&nbsp;значимость работы состоит в выявлении деталей и&nbsp; нюансов&nbsp;литературной эстетической мысли писателей-классиков 19 века,&nbsp;отраженной в их творчестве. Функция грозы в романах и повестях&nbsp;имеет символическое значение. Литературный символ и полемика&nbsp;вокруг него при&nbsp; этом имеют многовековую историю. Первые попытки&nbsp;определения понятия символа предпринимались в Древней Греции,&nbsp;впоследствии немецкие философы посвятили множество своих работ&nbsp;дефиниции и интерпретации&nbsp; символа. Это значимо для произведений&nbsp;И.С. Тургенева. В его работах отражена наиболее важная гегелевская&nbsp;идея о соотношении и взаимосвязи художественно прекрасного и&nbsp;природы, хотя и несколько видоизмененно.&nbsp; Философская система&nbsp;понимания жизни и творчества сформировалась у писателя в том числе&nbsp;и как отражение жизненных реалий, в которых жил Тургенев. Символ&nbsp;грозы как поэтический элемент довольно часто используется&nbsp; автором,&nbsp;проходит сквозным моментом через основные его произведения,&nbsp;поэтому есть смысл говорить о его определенной смысловой и&nbsp;композиционной роли в произведениях писателя. В эмоциональном&nbsp;отношении символ&nbsp; грозы отражает различные психологические&nbsp;состояния героя, его переживания; наконец, описание грозы – само по&nbsp;себе элемент, приумножающий художественное богатство&nbsp;произведения. Результаты исследования могут использованы в курсе&nbsp;лекций и семинарах по истории русской литературы 19 века.</p> 2018-12-09T00:00:00+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/pm/article/view/4692 «ПОСЛЕДНЯЯ НАДЕЖДА ССЫЛЬНОГО ЕВСЕЯ БОРОВИКОВА» Д. КАИНЧИНА: СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА НА ПЕРЕЛОМАХ ИСТОРИИ 2019-01-13T17:38:48+07:00 Ульяна Николаевна Текенова tekenovau@mail.ru <p>В статье впервые рассматривается жанровое, идейно-тематическое,&nbsp;композиционное своеобразие исследуемого рассказа. Раскрываются&nbsp;взаимоотношения человека и истории, которые реализуются через&nbsp;сложную сюжетно-композиционную структуру третьей части&nbsp;трилогии, основанной на архивных документах. Д. Каинчин,&nbsp;художественно перерабатывая данный материал, мастерски&nbsp;писательскими и литературными приемами превращает жизненную&nbsp;реальность в художественную. Акцентируется внимание на манере&nbsp;письма, особенностях повествования автора и индивидуализации речи&nbsp;героев. Особое внимание уделено авторской интерпретации образа&nbsp;главного героя – Евсея Боровикова. Определяется место и значимость&nbsp;произведения для современной алтайской художественной литературы.&nbsp;Делается попытка сопоставления с повестью «Облава» Василия&nbsp;Быкова, где судьба главного героя Хведора Ровбы перекликается с&nbsp;судьбой Евсея Боровикова. Уточняется вопрос о степени общности&nbsp;мировоззренческих установок и жизненной позиции в отношении&nbsp;изображения темы коллективизации и раскулачивания в произведениях&nbsp;авторов.</p> 2018-12-09T00:00:00+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/pm/article/view/4693 ГРАММАТИКА СОВРЕМЕННОЙ РУССКОЙ ПОЭЗИИ: СУБЪЕКТНАЯ ПЕРСПЕКТИВА, ПРЕДИКАТИВНЫЕ КАТЕГОРИИ, МОДУСНЫЕ РАМКИ (ЧАСТЬ 2) 2019-01-13T17:41:44+07:00 Марина Юрьевна Сидорова sidorovadoma@mail.ru Андрей Александрович Липгарт a_lipgart@mail.ru <p>В статье рассматриваются&nbsp;грамматические особенности современной русской поэзии, связанные с&nbsp;реализацией в ней предикативных категорий, субъектной перспективы&nbsp;и модусных рамок. Выявляются особенности&nbsp; взаимодействия&nbsp;указанных грамматических механизмов с такими сущностными&nbsp;свойствами поэтического текста, как субъективность, множественность&nbsp;толкований, «модальная неопределенность», «множественная&nbsp;референция», суггестивность, двойное членение, повышенная&nbsp;сукцессивность, малый объем и самостоятельность мотивов и др., на&nbsp;современном этапе. Результаты лингвистического анализа&nbsp;сопоставляются с рефлексией авторов, выраженной в поэтических&nbsp;текстах, интервью, критических разборах и т.п., что позволяет&nbsp;определить значимость рассматриваемых грамматических явлений для&nbsp;передачи «обязательных смыслов» эпохи. Эти результаты&nbsp;подтверждают особую значимость субъекта как категории плана&nbsp;содержания и плана выражения, вокруг которой объединяются&nbsp;«усилия» всех остальных анализируемых грамматических категорий&nbsp;(время, модальность, пространственная локализация). «Грамматика&nbsp;поэзии» при таком подходе понимается не как грамматика&nbsp;«искажений», иррегулярностей, противопоставленная общеязыковой&nbsp;грамматике, а как реализация и переосмысление потенций и&nbsp;заполнение лакун, содержащихся в грамматической системе языка,&nbsp;особой группой его носителей для создания новых смыслов и форм –&nbsp;как «вечных», так и соответствующих духу времени. Особое внимание&nbsp;в статье уделяется инфинитивной и номинативной поэзии, в которой&nbsp;проявляется креативный потенциал, соответственно, неопределенной&nbsp;формы глагола и именительного падежа существительного, а также<br>функционированию в поэтических текстах отрицательных&nbsp;предложений.</p> 2018-12-09T00:00:00+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/pm/article/view/4694 ПЕРСПЕКТИВЫ ИСПОЛЬЗОВАНИЯ ГНЕЗДОВОГО ПРИНЦИПА СИСТЕМАТИЗАЦИИ ПРИ ИССЛЕДОВАНИИ ТЕКСТА 2019-01-13T17:47:50+07:00 Татьяна Николаевна Малиновская vasilenko.76@mail.ru <p>В статье&nbsp;представлены обоснование и возможные перспективы использования&nbsp;гнездового принципа систематизации, традиционно применяемого при&nbsp;классификации языковых и речевых единиц на словообразовательном,&nbsp;лексическом и синтаксическом уровнях языка, при исследовании&nbsp;текстов в рамках текстовых совокупностей. Основанием использования&nbsp;гнездового принципа систематизации на текстовом материале служит&nbsp;изоморфность структуры гнезда на разных уровнях языковой системы&nbsp;и унификация лингвистического понятийного аппарата. Основные&nbsp;задачи гнездового принципа систематизации текстов заключаются в&nbsp;установлении степени динамического взаимодействия текстов на&nbsp;уровне содержания и на уровне формы, а также взаимодействия и&nbsp;взаимозависимости содержания и формы, синтагматической и&nbsp;парадигматической сторон, синхронного и диахронного аспектов&nbsp;взаимодействующих лингвистических объектов. Применение&nbsp;гнездового принципа систематизации на текстовом материале позволит&nbsp;исследовать текстовые совокупности как динамические образования,<br>более полно изучить принципы и закономерности их развития и&nbsp;функционирования.</p> 2018-12-09T00:00:00+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/pm/article/view/4695 ДИСКУРСИВНЫЕ ПРАКТИКИ В. ШУКШИНА: К ВОПРОСУ О ПРИНЦИПАХ МОДЕЛИРОВАНИЯ ВТОРИЧНОГО ТЕКСТА 2019-01-13T17:50:33+07:00 Ирина Юрьевна Качесова ikachesova@mail.ru <p>В статье&nbsp;описываются дискурсивные практики В.М. Шукшина. Дискурсивные&nbsp;практики формируются на стыке разных по своей онтологии&nbsp;дискурсов: эпического, режиссерского, актерского. В статье&nbsp;рассматриваются признаки каждого из типов дискурса, определяются&nbsp;их доминантные характеристики и устанавливается влияние типа&nbsp;дискурса на речевой способ его воплощения. В качестве внутренней доминанты дискурсивных преобразований выделяется категория&nbsp;экспрессивности, которая находит свое выражение в членении&nbsp;синтаксической композиции на абзацы.</p> 2018-12-09T00:00:00+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/pm/article/view/4696 ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ПЕРВИЧНЫХ И ВТОРИЧНЫХ ТЕКСТОВ СТРАШИЛОК 2019-01-13T17:53:52+07:00 Ольга Викторовна Марьина marina_olvik@mail.ru Татьяна Павловна Сухотерина tatsu81@mail.ru <p>В статье&nbsp;рассматриваются жанровые признаки страшилок. Задачей исследования&nbsp;видится рассмотрение жанровых признаков первичных (ПТ) и&nbsp;вторичных (ВТ) текстов страшилок. Обращение к&nbsp;первичности / вторичности текста является актуальным, поскольку рубеж&nbsp;ХХ – ХХI веков характеризуется появлением страшилок,&nbsp;созданных / обработанных / интерпретированных авторами. В ходе&nbsp;анализа первичных и вторичных текстов страшилок были обнаружены&nbsp;их общие жанровые черты: тексты страшилок небольшие по объему, в&nbsp;их основе лежит одна сюжетная линия, героями являются дети&nbsp;дошкольного или младшего школьного возраста и подростки. В ряде&nbsp;случаев обнаруживается одинаковое название ПТ и ВТ, по всей&nbsp;видимости, это связано с тем, что истории знакомы многим, они с&nbsp;большой охотой передаются от одного поколения к другому, не&nbsp;надоедают и продолжают будоражить воображение «маленьких»&nbsp;читателей / слушателей, поэтому нет надобности в эксперименте или в&nbsp;новизне. Смерть, череда смертей воспринимается в страшилках не как&nbsp;трагедия, а как данность. Всем текстам присуща&nbsp; сказочность,&nbsp;проявляющаяся не только в троекратных повторах, но и в том, что есть&nbsp;«непременное» зло, испытание, которое выпадает на долю героев,&nbsp;сказочные / загадочные / необъяснимые (во всяком случае, их&nbsp;поведение) герои-злодеи.</p> 2018-12-09T00:00:00+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/pm/article/view/4697 АКСИОЛОГИЯ РЕЛИГИИ И ТРАУРНЫЙ ЭТИКЕТ: АСПЕКТ ОЦЕНКИ В ТЕКСТЕ НЕКРОЛОГА (НА МАТЕРИАЛЕ АНГЛИЙСКОГО ЯЗЫКА) 2019-01-13T17:56:41+07:00 Екатерина Владимировна Милетова katemiletova@rambler.ru <p>Статья посвящена анализу аксиологических особенностей&nbsp;религиозной сферы. По мнению автора, система ценностей религии&nbsp;базируется на фундаментальных идеях и доктринах той или иной&nbsp;религии, а также на ряде норм, бытующих в обществе, при этом оценка&nbsp;выступает неотъемлемым условием формирования ценностей. Кроме&nbsp;этого, в работе звучит мысль о том, что траурный этикет и некролог,&nbsp;как одна из сфер его вербализации, имеют непосредственное&nbsp;отношение к аксиологическому полю религии, поскольку строго&nbsp;подчинены и регламентируются определенными ценностными&nbsp;установками. В качестве материала исследования выступают траурные&nbsp;сообщения, зафиксированные в британских СМИ, а именно в газете&nbsp;The Guardian в разделе Obituaries. Особое внимание уделяется&nbsp;рассмотрению ключевых элементов некролога, описанию их&nbsp;эмоционального фона, а также характеристике основных языковых&nbsp;средств, с помощью которых в контексте актуализируется аспект&nbsp;оценки. Опираясь на анализ эмпирического материала и имеющиеся&nbsp;статистические данные по выборке, автор приходит к следующим&nbsp;выводам: 1) в некрологах, маркированных четкой структурой, находит&nbsp;свою практическую реализацию оценочный компонент; 2) в&nbsp;соответствии с траурным этикетом, в некрологах в значительной мере&nbsp;преобладает положительная оценка личности и деятельности&nbsp;усопшего.</p> 2018-12-09T00:00:00+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/pm/article/view/4698 «НОЧНАЯ ЧАЙНАЯ» РЮРИКА ИВНЕВА: В МОДУСЕ ЖЕРТВЫ 2019-01-13T18:00:45+07:00 Елена Викторовна Тырышкина elena.tyryshkina@gmail.com <p>В статье исследуется, каким образом на уровне звуковой&nbsp;организации, поэтического языка, лирического сюжета&nbsp;репрезентируется состояние страсти, непреодолимого влечения,&nbsp;отрешения от своего «я» и переход в существо иного порядка в&nbsp;стихотворении Р. Ивнева «Ночная чайная» (1924). Предлагается&nbsp;рассмотреть, каким образом решается художественная задача&nbsp;воплощения в языке и форме состояния, которое не поддается&nbsp;адекватному семиотическому переводу. Для лирического героя&nbsp;Р. Ивнева ситуация жертвоприношения во имя любви постоянно&nbsp;повторяется. Этот сюжет сам по себе весьма типичен в символизме, где&nbsp;лирический герой как alter ego автора является или жертвой, или&nbsp;жрецом, или эти роли совмещаются. У Ивнева любовь всегда показана&nbsp;как преступная страсть, безличная внешняя сила, полностью&nbsp;поглощающая героя. Лирический сюжет выстраивается по&nbsp; принципу&nbsp;градации, движения к символической смерти и превращения в&nbsp;существо иной природы – священную жертву. С точки зрения&nbsp;поэтического языка наблюдается сталкивание «стершихся» метафор с&nbsp;оксюморонами. Именно «стыки» между клише и «окказиональными»&nbsp;тропами, столкновение разноплановых контекстов на малых участках&nbsp;текста порождают особый эффект, нарушение ритма языковой&nbsp;инерции. В результате возникает особая проблематизация восприятия, где нет готовых ответов. Наиболее значимый пуант обеспечивается за&nbsp;счет функционирования финальной парадоксальной метафоры. Этот&nbsp;«ударный» финал порождает особую рецепцию, где&nbsp; функционируют&nbsp;два разнонаправленных механизма: интеллектуальное напряжение&nbsp;(смысл метафоры, построенной на сочетании взаимоисключающих&nbsp;понятий) и запуск ассоциаций физиологического свойства, связанных с<br>имплицитным смыслом метафоры (казнь – кровь – смерть –&nbsp;перерождение). Творческая стратегия Ивнева характеризуется особыми&nbsp;приемами: на всех уровнях текста сочетается несочетаемое,&nbsp;сопрягается в единстве /&nbsp; противоречии, стягиваясь в одну точку, не&nbsp;поддаваясь однозначному толкованию. Подобная работа с языком и&nbsp;формой демонстрирует особое напряжение перевода в эстетический&nbsp;знак состояния, для которого есть лишь одно имя – невыразимое.</p> 2018-12-09T00:00:00+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/pm/article/view/4699 ТРИУМФ ВОЛЬКИ: СТАЛИН И ЕГО ЭПОХА В СКАЗКЕ Л. ЛАГИНА «СТАРИК ХОТТАБЫЧ» 2019-01-13T18:03:10+07:00 Александр Иванович Куляпин iskander58@mail.ru <p>Идейная ангажированность автора&nbsp;сказки «Старик Хоттабыч» вынуждает читателя в первую очередь&nbsp;учитывать не литературный, а политический контекст произведения.&nbsp;Впервые сказка была опубликована в журнале «Пионер» в 1938 году&nbsp;(№ 10-12). Весной этого года в Москве проходил «Процесс&nbsp;антисоветского право-троцкистского блока», и даже детская пресса (в&nbsp;том числе и журнал «Пионер») была вынуждена освещать его&nbsp;результаты. Хоттабыч&nbsp; безнадежно архаичен, несколько тысячелетий&nbsp;заточения в глиняном сосуде не прошли для него даром. Он абсолютно&nbsp;беспомощен в стране осуществившейся утопии. И лишь сталинскую&nbsp;политику массовых репрессий старый джинн мог бы понять и&nbsp;полностью одобрить, ведь сам он так же, как органы ОГПУ–НКВД,&nbsp;весьма склонен к чрезмерному, а зачастую и слабо мотивированному&nbsp;применению насилия. В этом отношении советский строй мало чем<br>отличается от восточных деспотий. Хоттабыч рвется испепелить&nbsp;(превратить в жаб или продать в рабство и т.п.) учителей, официанток,&nbsp;милиционеров – словом, всех, кто, по его мнению, недостаточно&nbsp;почтителен по отношению к его юному повелителю Вольке&nbsp;Костылькову. В сказочном мире Лазаря Лагина зеркально отразились&nbsp;реалии советской действительности.</p> 2018-12-09T00:00:00+07:00 ##submission.copyrightStatement## http://journal.asu.ru/pm/article/view/4700 СУБЪЕКТНОСТЬ И КОНТАКТНОСТЬ В РАННЕЙ ПОЭЗИИ РОБЕРТА КРИЛИ 2019-01-13T18:05:54+07:00 Людмила Александровна Разгулина lurazgulina@mail.ru <p>В статье рассматривается тематика и&nbsp;проблематика коммуникации в творчестве американского поэта&nbsp;Роберта Крили (1926-2005). Интерсубъект(ив)ные отношения, которые&nbsp;он исследует под микроскопом языковой рефлексии, представляются&nbsp;фактором самосозидания, а иногда и саморазрушения субъекта. Крили&nbsp;находится в эпицентре драматического столкновения разных&nbsp;эстетических возможностей: закрытой формы элиотовского стиха,&nbsp;открытой формы исповедальных поэтов, экспериментализма&nbsp;«объективистов» (Ч. Олсона) и нарождающегося, нового формализма&nbsp;«языковой поэзии». Поэзия Крили представляет собой попытку&nbsp;исследовать посредством образов&nbsp; субъективный опыт, одновременно&nbsp;выявляя в нем объективные, универсальные модели. Опыт передается&nbsp;посредством использования чувственных аналогий и – становится&nbsp;понятен читателю в свете собственного, аналогичного опыта. Местами&nbsp;таких обоюдных проекций оказываются речевые «общие места»,&nbsp;абстракции, клишированные формулировки. Читательской задачей&nbsp;становится заполнение этих лакун, – в результате речевое «общее&nbsp;место» становится местом особой интимности контакта,&nbsp;взаимопонимания на основе непроговоренности, свободы от&nbsp;буквализации.</p> 2018-12-09T00:00:00+07:00 ##submission.copyrightStatement##