ГоСУдарСТВо, ГражданСКое оБЩеСТВо и СТаБиЛЬноСТЬ
71
№ 3 2021
ГОСУДАРСТВО,
ГРАЖДАНСКОЕ ОБЩЕСТВО
И СТАБИЛЬНОСТЬ
STATE, CIVIL SOCIETY AND STABILITY
УДК316.422
ВОСПРОИЗВОДСТВЕННЫЕ МЕХАНИЗМЫ
ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО КАПИТАЛА ВАЛТАЙСКОМ КРАЕ
1
М.И. Черепанова, Е.Ю. Сафронова,
К.К. Илюшников, Э.О. Эбелинг
Алтайский государственный университет, Барнаул, Россия,
e-mail: cher_67@mail.ru, esafr@mail.ru, kostya_-_run@mail.ru, eva-ebeling@yandex.ru
DOI: 10.14258/ssi(2021)3-05
Актуальность предложенного встатье исследования обусловлена тем, что
воспроизводство человеческого капитала определяет региональную специфику
социально-демографической безопасности. Целью предлагаемой статьи являет-
ся анализ базового механизма кризисного воспроизводства населения типично-
го приграничного региона России, выявления проблем институционализации
в управлении системой безопасности регионов. Проанализированы факторы
иусловия взаимной детерминации процессов рождаемости исмертности со-
циальными условиями существования населения в региональном социуме.
Использован подход многофакторного анализа данных исследования сучетом
демографических, социально-психологических показателей. Представлены
результаты эмпирической проверки Концепции интегративной социальной
уязвимости. Описаны региональные тенденции сниженного уровня воспроиз-
1
Работа выполнена врамках государственного задания Министерства науки ивысшего образова-
ния РФ FZMW-2020-0001 «Человеческий капитал, миграции ибезопасность: трансформация вно-
вых миграционных условиях вЦентральной Азии».
SOCIETY AND SECURITY INSIGHTS
72 № 3 2021
водства населения вАлтайском крае. Сделаны выводы отом, что результаты
комплексного исследования экономических, институциональных, социальных,
поведенческих особенностей воспроизводства населения позволяют нетолько
определить актуальные тенденции, но ипредложить пути их оптимизации.
Ключевые слова: безопасность, социально-демографическая безопас-
ность, Алтайский край, рождаемость, смертность, человеческий капитал,
воспроизводство человеческого капитала
REPRODUCTIVE MECHANISMS OF HUMAN CAPITAL
INTHE ALTAI TERRITORY
M.I. Cherepanova, E.Yu. Safronova, K.K. Ilushnikov, E.O. Ebeling
Altai State University, Barnaul, Russia,
e-mail: cher_67@mail.ru , esafr@mail.ru, kostya_-_run@mail.ru, eva-ebeling@yandex.ru
e relevance of the research proposed in the article is determined by the fact
that the reproduction of human capital determines the regional specics of so-
cio-demographic security. e purpose of the proposed article is to analyze the ba-
sic mechanism of crisis reproduction of the population of a typical border region
of Russia, to identify the problems of institutionalization in the management of the
regional security system. e factors and conditions of mutual determination of
the processes offertility and mortality by the social conditions of the populations
existence in the regional society are analyzed. e approach of multivariate analysis
of the research data is used, taking into account demographic, socio-psychologi-
cal indicators. eresults of an empirical verication of the concept of integrative
social vulnerability are presented. Regional trends of a reduced level of population
reproduction in the Altai Territory are described. It is concluded that the results of
a comprehensive study of the economic, institutional, social, behavioral features
of population reproduction allow not only to identify current trends, but also to
suggest ways to optimize them.
Keywords: security, socio-demographic security, Altai Krai, birth rate, mortality,
human capital, reproduction of human capital
Введение
В контексте исследований Г. Беккера человеческий капитал включает две со
-
ставляющие. Одна изних — специфическая, эффективная для работы наконкрет-
ном предприятии. Другая — общая, полезная для всего общества. Сущность данной
концепции заключается втом, что специфический компонент человеческого капи
-
тала приносит пользу только втой экономической системе, вкоторой он ее приоб-
рел, вто время как общая часть человеческого капитала способна приносить доход
виных экономических системах аналогичного уровня (Беккер, 2009).
ГоСУдарСТВо, ГражданСКое оБЩеСТВо и СТаБиЛЬноСТЬ
73
№ 3 2021
В контексте подхода С. Фишера под человеческим капиталом подразумева-
ется способность человека приносить доход. Человеческий капитал вданном кон-
тексте является совокупностью врожденных способностей, талантов, образования
и полученной квалификации. Сходным понятием с человеческим потенциалом
является термин «человеческие ресурсы». Данный термин лежит воснове нового
ресурсного подхода вконтексте формирования конкурентоспособности компании,
региона, страны (Алтер, 2013). Суть данного подхода заключается втом, что опти
-
мальное управление человеческим потенциалом позволяет превратить компетен-
ции работников винструменты.
Согласно подходу Э. Брукинга человеческий капитал включает физический
иумственный потенциал (Брукинг, 2001). С. Кузнец выявил ограничения кфункци
-
онированию человеческого потенциала, ккоторым можно отнести низкий уровень
стартового потенциала физического ичеловеческого потенциала.
Согласно подходу Д. Васина стабильность ирост экономики развивающихся
стран в первую очередь определяется оптимальным функционированием челове
-
ческого потенциала страны (Васин, 2011). Принципиальными для всех указанных
нами подходов воценке человеческого капитала являются базовые основы данного
феномена ввиде врожденных способностей индивида, потенциал которых можно
увеличить засчет целенаправленного инвестирования. Вданном контексте мы со
-
лидарны сотечественными учеными, которые понимают под человеческим капи-
талом комплекс нетолько врожденных способностей, но издоровья, мотивов, ин-
тересов, культурного потенциала, достигших функционального максимума засчет
вложенных инвестиций и обусловливающих рост производительности и дохода
того или иного предприятия (Глазьев, 2010).
Современные научные представления о структуре и видах человеческого
капитала имеют дискуссионный характер. Имеющиеся классификации видов че
-
ловеческого капитала отличаются неполнотой описания индивидуального и на-
ционального человеческого капитала. Тем не менее исследователи выделяют ин-
дивидуальный, коллективный иобщественный, или национальный, человеческий
капитал.
Необходимо акцентировать, что функционал национального человеческого
капитала неможет быть итогом простого объединения коллективного ииндиви
-
дуального человеческих капиталов. Общественный человеческий капитал являет-
ся закономерным итогом комплексного исистемного взаимодействия ифункцио-
нирования человеческого капитала на индивидуальном иколлективном уровнях
(Бродель, 2007). Кроме того, при максимально эффективной реализации каждого
изэтих видов капитала может наблюдаться значительная синергия нетолько для
всей нации вцелом, но также идля отдельных субъектов экономики страны.
Неоднозначность комплексных оценок человеческого капитала связана стем,
что единица человеческого капитала зависит отзнаний, умений инавыков ине мо
-
жет действовать вне самого носителя, работника предприятия.
Несмотря на значительное количество методологических и методических
подходов коценке человеческого капитала универсальная икомплексная система
SOCIETY AND SECURITY INSIGHTS
74 № 3 2021
показателей отсутствует ипо настоящее время. Особую научную значимость имеет
проблема достоверности оценок человеческого капитала как вконтексте предприя
-
тия, так ивконтексте страны или нации.
В целом показатели человеческого капитала могут включать два полюса: ко
-
личественные икачественные характеристики персонала, атакже инвестиции вче-
ловеческий капитал. Первый полюс определяется среднесписочной численностью
работников предприятия, зависит отвозрастной структуры персонала, образова
-
тельной структуры исреднего стажа работы поспециальности. Кроме того, данный
показатель может меняться взависимости оттекучести иабсентеизма персонала,
атакже обусловливаться его профессионально-квалификационной структурой.
Особыми социально-значимыми характеристиками национального россий
-
ского человеческого капитала сегодня являются численность населения страны,
количественные икачественные показатели трудоспособного населения, специ
-
фика профессионально-квалификационной структуры специалистов, образова-
тельный уровень и качество жизни граждан. Несмотря на актуальность иссле-
дования проблем человеческого капитала, в частности его интеллектуального
компонента для развития наукоемких отраслей, реализация данных приоритетов
всовременном российском обществе только декларируется. Современная прак
-
тика нуждается вновых теоретических подходах, основанных наанализе челове-
ческого капитала вконтексте общемировых тенденций, связанных синтеллекту-
ализацией производства.
Социальный контекст развития человеческого капитала идентифицирует его
как социальную активность ирезультативность. Врамках социологического под
-
хода происходит сопоставление феномена «человеческого потенциала» спонятием
социального капитала. Следовательно, человеческий капитал — широкое понятие,
включающее всебя разнообразные структурные компоненты воспроизводства со
-
циума вцелом. Вконтексте социологических теорий М. Вебера, Г. Зиммеля, Т. Пар-
сонса, Э. Дюркгейма понятие человеческого капитала определяется через ценность
социальной жизни. Компонентами человеческого капитала исследователи считают
мораль, культуру, убеждения, ответственность иинициативность вусловиях трудо
-
вой деятельности (Гребенников, 2016).
Согласно представлениям российских ученых, таких как Т.И. Заславская,
Е.Ф. Злобин, Ж.Т. Тощенко, Г.А. Емельянов, человеческий капитал представляет
-
ся системой таких качеств исвойств, которые позволяют ему найти максимальную
реализацию вусловиях своей жизни, однако используя социальные институты как
посредников вданном процессе (Емельянов, 2011).
Под человеческим капиталом мы подразумеваем системную, интегральную
совокупность условий и факторов оптимального функционирования населения
любого общества, повышающих его конкурентоспособность и экономическую
мощь. Результатом является двойственный взаимовыгодный процесс суммации
общественных благ высокого качества содной стороны, увеличение численности
профессиональных, высокообразованных, социально активных и ответственных
граждан — сдругой стороны (Черепанова, 2017).
ГоСУдарСТВо, ГражданСКое оБЩеСТВо и СТаБиЛЬноСТЬ
75
№ 3 2021
Таким образом, важно стимулировать нетолько экономические, но исоци-
альные, психофизические резервы, являющиеся компонентами человеческого ка-
питала.
Структурные элементы человеческого капитала включают внешние факто
-
ры, такие как уровень финансовых вложений вразные аспекты его развития, ин-
формационную осведомленность населения, культурно-образовательный уровень
ипрочее. Отечественные исследователи проявляют интерес ик внутренними ком
-
понентам человеческого капитала, так как именно они могут быть оптимизирова-
ны засчет социального контроля, повышения мотивации населения кпозитивным
изменениям (Еремин, 2013).
Значимым внутренним имотивирующим фактором человеческого капитала
является специфика трудовой этики, корпоративной ипрофессиональной культу
-
ры, обеспечивающей уровень продуктивности труда социального актора. Совре-
менные российские социологи назвали российским феноменом явление «трудового
нигилизма» (Глазьев, 2010). Противоположный эффект, вчастности, наблюдается
втаких странах, как Япония, Китай, где уровень профессиональной дисциплины
имотивированность кдостижениям втруде достигает 90%. ВРоссии такой уровень
актуализирует лишь каждый третий трудящийся (Вишневский, 2010). Своеобраз
-
ный трудовой нигилизм обусловлен существующими социокультурными нормами
российского населения.
По данным большинства российских исследований, человеческий капитал
как базовый ресурс российского общества используется нерационально. Проис
-
ходит снижение его эффективности, своеобразное истощение и деградация. Тем
неменее встране существует положительный задел, реализация которого смогла
бы компенсировать данный процесс.
Воспроизводство инакопление человеческого капитала вРоссии имеет свои
специфические факторы иособенности взаимообусловленности. Одной из таких
особенностей явился процесс инфляции человеческого капитала вусловиях суще
-
ствующей длительное время плановой экономики. Вданных условиях произошла
исвоеобразная инфляция накопленного профессионального опыта. Одним изпро
-
явлений этого процесса стало парадоксальное сосуществование научного ииссле-
довательского потенциала инедостаточная его результативность.
Другая специфическая особенность российской экономики заключается
втом, что качество распространенного встране высшего образования неспособ
-
ствует поставкам высокотехнологичных кадров в экономику. Одним из условий
данной ситуации выступает недостаточный управленческий ресурс всфере стра
-
тегических инноваций отечественных вузов. Роль высшего образования встране,
таким образом, неявляется воспроизводственным фактором. Кроме того, диспро
-
порции нарынке образовательного ипрофессионального труда сформировали не-
соответствие спроса ипредложения высококвалифицированных кадров. Это явле-
ние снижает востребованность высшего образования иего эффективность.
Низкий уровень инвестирования вобразование также неспособствует каче
-
ственному воспроизводству человеческого капитала встране.
SOCIETY AND SECURITY INSIGHTS
76 № 3 2021
С другой стороны, повышение имиджа образования ирост инвестирования
винститут образования смогли бы обеспечить рост совокупного интеллектуально
-
го потенциала страны.
С целью предотвращения выявленных противоречий необходима разработ
-
ка социально-экономического механизма формирования человеческого капитала
страны.
Российские исследователи полагают, что данный механизм должен быть ос
-
нован натаких принципах, как
•первичность витальных ресурсов человека (продолжительность жизни, качество
жизни населения ипр;
•равнозначность качеств человеческого капитала;
•динамичность человеческого капитала;
•самодостаточность исаморегулируемость человеческих ресурсов;
•непрерывность инвестиций вчеловеческое развитие;
•учет интересов имотивация субъектов вэкономике ипр. (Maksimova, Surtaeva &
Cherepanova, 2019).
Данный воспроизводственный механизм направлен наформирование сово
-
купных условий иучитывает биологический, социокультурный, интеллектуально-
образовательный имотивационный уровень реализации человеческого капитала
вобществе.
Результатом эффективного использования описанного механизма может
стать производство профессионала нового типа, мотивированного кнепрерывно
-
сти образования, внедряющее новые технологии, направленное на гармоничный
баланс сочетания личного иобщественного блага (Гребенников, 2016).
Формирование такого человека будет являться индикатором перехода отне-
эф фективного ресурсно-сырьевого к постиндустриальному уровню развития со
-
временного российского общества.
Предложенный выше механизм является системой накопления качественно
-
го уровня его компонентов вусловиях российских реалий.
В контексте социологического знания человеческий капитал отличается
формой воспроизводства, включающей не только запасы формальных способ
-
ностей, знаний, навыков, компетенций, определяющих успешность человека, но
и комплекс неформализованных компонентов, обеспечивающих культуру по
-
вседневного бытия: нравственность, духовность, ценности, саморегуляцию, ком-
муникативную компетентность и пр. Последняя группа качеств формируется
впроцессе взаимодействия ссоциальными институтами иреализуется вусловиях
социальных сетей.
Наличие данных комплексных качеств является индикатором экономически
исоциально успешной организации, региона, страны вцелом.
Социальный механизм функционирования человеческого капитала всегда
действует подвухконтурной модели. Первый контур — индивидуальный, включа
-
ющий биологический, социокультурный, интеллектуально-образовательный по-
тенциал человека.
ГоСУдарСТВо, ГражданСКое оБЩеСТВо и СТаБиЛЬноСТЬ
77
№ 3 2021
Второй контур — институциональный, включающий роль базовых институ-
тов общества вразвитии человеческого капитала иобеспечивающий совокупное
качество данного процесса.
Методы
Исследование человеческого капитала всистеме сохранения социально-демо
-
графической безопасности проводилось вАлтайском крае (2020–2021 гг.), многосту-
пенчатая стратифицированная выборка, n=600, возраст опрошенных — 18–70лет.
Специфика функционирования человеческого капитала измерялась наоснове ана
-
лиза актуальной региональной статистики ивопросов анкеты, экспертного опроса.
Был проведен первичный анализ описательных статистик. Анкетирование позво
-
лило изучить современные условия жизни населения Алтайского края, системное
икомплексное состояние человеческого капитала впериод кризисного состояния
общества вусловиях специфики Алтайского края.
Результаты
Алтайский край длительное время пребывает вусловиях демографическо
-
го кризиса. Для данной ситуации характерна стремительная депопуляция населе-
ния. Преобладание смертности над рождаемостью, значительный миграционный
отток, значительное преобладание пожилого истарого населения вобщей струк
-
туре населения края определяется тем, что одним изсущественных компонентов
социальной безопасности является демографическая ситуация встране, состояние
иуровень управления которой определяет демографическую безопасность. Всо
-
временном российском обществе причины демографических проблем несколько
специфичны. Это непросто вымирание нации из-за превышения смертности над
рождаемостью, как встранах демографической «зимы», например Германии. Про
-
блема носит комплексный характер. Это определяет своеобразную демографиче-
скую катастрофу ицивилизационный вызов народам России исамому будущему
нашей страны. Начиная с2010 г. ежегодный размер естественной убыли вРоссии
превысил один миллион человек, ак 2025 г. эта цифра имеет все шансы вырасти
почти вдва раза. Описанные тенденции усиливаются врегиональных социумах,
характеризующихся низким социально-экономическим уровнем развития, напри
-
мер в Алтайском крае. Основной демографической проблемой Алтайского края
является сокращение численности населения, обусловленное его естественной
убылью (за счет превышения смертности над рождаемостью). Показатели смерт
-
ности за2018г. превысили рождаемость на9752 чел., за2019 г. — на11667 чел.
Показатель рождаемости в2019г. снизился на2374 чел. А в2018 г. количество ро
-
дившихся вАлтайском крае было самым низким вСибирском федеральном окру-
ге. Данные тенденции вомногом характеризуются социальной обусловленностью.
Несмотря на значимость объективных процессов, снижающих качество жизни
издоровья жителей региона, необходимо обратиться кего субъективному компо
-
ненту, а именно самосохранительному поведению, специфическому отношению
квитальным ценностям. Представляется значимым исследовать механизмы роста
soCIetY aND seCuRItY INsIGhts
78 № 3 2021
смертности населения от социально-опасных, аутоагрессивных и суицидальных
форм поведения. По данным статистики, в2019 г. смертность отвнешних неесте-
ственных причин (убийства, самоубийства, отравления, автоциды) заняла третье
место вструктуре смертности населения края.
Современная оценка социально-демографических показателей в Алтай-
ском крае
Анализ статистических данных выявил, что за поcледний межпереписнoй
период (2002–2010) население края потеряло более 7% своего населения, больше,
чем какой-либо изсубъектов СФО (Еремин, 2011). Расхождение между показателя-
ми населения потекущему учету ирезультатами переписи составило минус 64 тыс.
чел. Вто же самое время поданным специалистов миграционная убыль изрегиона
является оной изсамых высоких встране. Выявленные тенденции продолжают уси-
ливаться.
С целью комплексного анализа функционирования человеческого капитала
вАлтайском крае начиная сего базового (витального уровня) нами была представ-
лена гипотетическая интегративная модель социальных детерминант демографиче-
ских процессов врегиональном социуме, включающая основные факторы иусло-
вия распространения негативных самосохранительных практик поведения.
Социальная обусловленность, специфика иструктура уровня рождаемо-
сти врегионе
На рисунке 1 представлена динамика коэффициента рождаемости вАлтай-
ском крае с2000 по2017 г.
Рисунок 1 – Динамика изменения коэффициента рождаемости вАлтайском крае,
число родившихся на1000 чел. вгод.
Как представлено надиаграмме, с2000 по2012 г. вкрае наметилась позитив-
ная тенденция, связанная сростом рождаемости. Однако с2012 г. понастоящее вре-
мя вкрае систематически отмечается снижение численности родившихся. Нари-
сунке 2 представлена негативная динамика стремительного уменьшения общего
количества родившихся вАлтайском крае с2015 по2019 г. (источник: Статистиче-
ский ежегодник Алтайского края).
ГоСУдарСТВо, ГражданСКое оБЩеСТВо и СТаБиЛЬноСТЬ
79№ 3 2021
Рисунок 2 — Динамика рождаемости вкрае с2015 по2019 г., абсолютное число родившихся.
По данным статистики запервые 8 мес. 2020 г. вкрае родилось 13222 ново-
рожденных, что на1280 человек меньше, чем зааналогичный период 2019 г. Таким
образом, вкрае продолжается тенденция достаточно масштабного снижения рож-
даемости.
Как отмечают специалисты, несмотря нанегативные тенденции, вкрае за-
фиксированы некоторые качественные положительные изменения вответ на ре-
ализацию национального проекта «Демография». В структуре рождаемости не-
значительно увеличилась доля детей, родившихся первыми, а также третьими
ипоследующими. Другой же негативной тенденцией явилось снижение доли детей,
родившихся вторыми.
На современном этапе развития демографических и социальных наук об-
щепризнано, что рождаемость является одной избазовых детерминант, обуслов-
ливающих специфику воспроизводства влюбом региональном социуме. С другой
стороны, системный анализ структуры, уровня идинамики рождаемости сможет
идентифицировать ипрогнозировать специфику эндогенных демографических ус-
ловий изменения половозрастной структуры Алтайского края.
Характерной тенденцией для России и Алтайского края является процесс
снижения рождаемости. Однако ретроспективный анализ данного показателя сви-
детельствует оего сложной инеоднозначной динамике. Как отмечают демографы,
в1990 г. вкрае родилось около 34 тыс. детей, что явилось историческим максиму-
мом запоследний 30-летний исследуемый период. Последние же десятилетия ха-
рактеризуются «обвальным падением рождаемости детей, беспрецедентным вот-
сутствие военных действий» (Черепанова, 2018).
Cогласно рейтингу субъектов Российской Федерации попоказателю общего
коэффициента рождаемости, в2017 г. Алтайский край занял 52-е место споказате-
лем 10,8 ребенка на1000 человек загод.
Изучение теоретических источников ивторичный анализ проведенных ранее
исследований позволяют сформулировать выводы онегативных прогнозных тенден-
циях, которые заключаются вследующем: всвязи сотсроченным характером созда-
ния семьи современной молодежью вкрае будет сокращаться детородный период, на-
блюдаться уменьшение возможности рождения последующих детей. Например, уже
в2019 г. зафиксировано уменьшение числа вторых детей всемьях. Высокий уровень
распространения абортов, что традиционно характерно вцелом для России (4-е ме-
soCIetY aND seCuRItY INsIGhts
80 № 3 2021
сто вмире в2017 г.), вчастности идля региона, атакже рост тенденции откладывания
рождения детей будет стимулировать невозможность появления детей в будущем.
Следующей негативной тенденцией является ухудшение репродуктивного здоро-
вья будущих родителей ипроблемы свозможностью иметь детей. Распространение
вмире иРоссии явления childfree, проповедующего ценность жизни без детей, хотя
инезначительно, но реализуется вАлтайском крае. Кроме того, снижать численность
деторождения вкрае будет все увеличивающийся дисбаланс численности между жен-
ским имужским населением, который поданным специалистов будет увеличиваться.
Другой негативной тенденцией будет рост численности женщин, преодолевших ре-
продуктивный возраст. Выявленные тенденции являются характерными для совре-
менного времени ификсируются вбольшинстве экономически развитых иразвива-
ющихся стран, что является показателем объективных мировых трендов.
Результаты социологического опроса позволили нам выявить прогнозные
тенденции относительно установок молодежи от17 до21 года опредполагаемом
родительстве иколичестве детей вбудущих семьях.
На рисунке 3 представлено распределение ответов студентов отом, сколько
уних братьев исестер.
Рисунок 3 — Распределение ответов студентов околичестве уних братьев исестер, %.
Как представлено нарисунке 3, половина испытуемых выросли всемьях, где
являются единственным ребенком. Каждый третий молодой человек вырос всемье,
имеющей двоих детей. Лишь 14% респондентов выросли всемье, где имеется три
ребенка. Данные результаты отражают стабильность модели одно- или двухдетной
семьи, характерной для поколения их родителей. Общеизвестно, установки нако-
личество всемье детей могут наследоваться иповторяться вследующем поколении.
Как представлено нарисунке 4, большинство молодых людей оптимальным
всемье видят наличие одного ребенка (43%), чуть более трети респондентов (38%)
считают, что всемье должно быть двое детей, наличие троих детей всемье хотели
бы иметь всего 19% опрошенных. Таким образом, помнению современных молодых
людей, наиболее актуальна одно- или двухдетная модель семьи, что неспособствует
даже простому воспроизводству населения вАлтайском крае.
ГоСУдарСТВо, ГражданСКое оБЩеСТВо и СТаБиЛЬноСТЬ
81№ 3 2021
Рисунок 4 — Ра спределение ответов студентов навопрос отом,
сколько лучше всего иметь детей всемье, %.
Рисунок 5 — Распределение ответов студентов навопрос отом, сколько бы им хотелось иметь
детей всемье, если бы для этого были все условия, %.
Анализ данного рисунка позволяет сделать вывод отом, что наличие благо-
приятных социальных и экономических условий не является значительно моти-
вирующим при планировании количества детей впотенциальных семьях. Незна-
чительно увеличивается доля желаемых двухдетных семей (54%). Направленность
намногодетные семьи умолодежи минимальна (3%). Желание молодежи иметь се-
мью изтрех детей также незначительно (24%). Особо негативным фактом является
то, что появляется определенная часть молодежи, принципиально нерассматрива-
ющая себя как родителей, непланирующая детей, несмотря наблагополучные ус-
ловия.
Как указывают специалисты, меры материальной поддержки стимулируют
рождаемость лишь первое время, постепенно уменьшая свое значение донуля втом
случае, если они несопровождаются системной и комплексной поддержкой всех
составляющих данного процесса.
Таким образом, кроме экономических исоциальных детерминант, обуслов-
ливающих уровень рождаемости врегионе, появляются ценностные имотиваци-
онные компоненты, снижающие потребность вдетях. Данная тенденция имеет гло-
бальный характер ивсе больше реализуется всовременном мире.
Диаграмма, представленная на рисунке 6, подтверждает выделенный ранее
тренд опреобладании умолодежи направленности надвухдетную семью. Каждый
третий молодой человек планирует вбудущей семье иметь лишь одного ребенка.
SOCIETY AND SECURITY INSIGHTS
82 № 3 2021
Рисунок 6 — Распределение ответов студентов навопрос отом,
сколько всего детей они собираются иметь, %.
В данном контексте представляется необходимым проанализировать дина-
мику такого значимого для воспроизводства населения показателя, как суммарный
коэффициент рождаемости (СКР), иопределить его вклад впростое воспроизвод
-
ство населения Алтайского края. CКР считается одним иззначимых индикаторов
рождаемости, атакже косвенно отражает ситуацию истепень благополучия про
-
живания в регионе. Коэффициент отражает количество родившихся детей у од-
ной женщины в течение ее репродуктивного периода. Ретроспективный анализ
динамики данного показателя вАлтайском крае выявил, что максимальный СКР
был зафиксирован вкрае в1990 г. — 2,28 наодну женщину. Далее наблюдалось его
вол но об разное снижение вплоть до2004 г., когда СКР достиг 1,3 ребенка наодну
женщину. В2006–2008 гг. СКР вырос на23% и21% соответственно (Еремин, 2010).
Несмотря наотносительный рост СКР с2008 по2010 г. демографы оценивали эту
тенденцию недостаточно оптимистично. Например, СКР составил в2008 г. всего
1,5, данный показатель даже недостиг уровня 1992 г. На рисунке 7 представлена
динамика изменения СКР с2010 по2019 г.
Рисунок 7 – Динамика изменения совокупного коэффициента рождаемости вАлтайском крае,
количество детей наодну женщину репродуктивного возраста.
Как представлено нарисунке 7, преобладает незначительная волновая дина-
мика СКР впределах от1,62 до1,45 ребенка наодну женщину вгод. Данная тенден-
ция является пессимистическим прогнозом для демографической ситуации вреги-
оне. Согласно прогнозу Росстата, представленному еще в2010 г., СКР вАлтайском
крае насегодняшний момент внезначительной степени преодолел низкий вариант
развития, согласно которому СКР должен был составить 1,355 ребенка наодну жен
-
ГоСУдарСТВо, ГражданСКое оБЩеСТВо и СТаБиЛЬноСТЬ
83№ 3 2021
щину детородного возраста. Однако СКР врегионе недостиг среднего прогноза ва-
рианта развития в1,608 детей наодну женщину.
Согласно представлениям современных демографов, если СКР недостигает
уровня более чем 2,1 втечение нескольких лет, можно констатировать устойчивую
тенденцию кдепопуляции, что инаблюдается насовременном этапе развития Ал-
тайского края. В2019 г. вАлтайском крае родилось на10 тыс. детей меньше, чем
умерло заэтот же период. Данный разрыв характеризуется определенным истори-
ческим максимумом. Не внушают оптимизма ирезультаты опросов молодежи, со-
гласно которым их направленность надвухдетную семью сопоставляется поколи-
честву сжеланием иметь лишь одного ребенка.
Социальная обусловленность, специфика и структура уровня смертности
вАлтайском крае
Показатели региональной смертности являются значимым индикатором бла-
гополучия проживания врегионе, атакже актуальной детерминантой процессов,
характеризующих специфику воспроизводства населения. Для современного рос-
сийского общества, втом числе Алтайского края, характерен кризис смертности,
который заключается вбеспрецедентно недопустимо высоком уровне смертей лю-
дей разного возраста. Значительное преобладание смертности над рождаемостью
определяет главный вектор естественной убыли населения Алтайского края.
Рисунок 8 — Динамика смертности населения вАлтайском крае с2014 по2018 г., тыс. чел. загод.
Как представлено нарисунке 9, c 2006 г. понастоящее время коэффициент
смертности вАлтайском крае был выше, чем среднероссийский уровень, что можно
трактовать как региональное неблагополучие, индикатор сниженных резервов на-
селения Алтайского края. По данным Алтайкрайстата, сянваря ипо октябрь 2020г.
смертность составила 28912 чел., что на3 тыс. чел. больше, чем заэтот же период
в2019 г. Таким образом, убыль населения Алтайского края продолжает увеличи-
ваться. Вконтексте анализа социально-демографической безопасности региона не-
обходимо изучить структуру смертности населения иопределить возможности ее
минимизации.
Уровень идетерминанты потерь населения вконтексте внешних неестест-
венных причин смертности: социально-опасных, аутоагрессивных исуицидаль-
ных форм поведения
Структура причин смертности вАлтайском крае совпадает собщероссийски-
ми тенденциями, согласно которым на первом месте почислу умерших значатся
soCIetY aND seCuRItY INsIGhts
84 № 3 2021
сердечно-сосудистые заболевания. На втором месте традиционно находятся онко-
логические заболевания. Третье место причин смерти вАлтайском крае составляют
неестественные причины, такие как убийства, самоубийства, падения свысоты, до-
рожно-транспортные происшествия. Например, в2019 г. регион занял среди 85тер-
риторий РФ 28-е место почислу преступлений, 31-е — поколичеству преступле-
ний, связанных соборотом наркотиков, 42-е — почислу убийств. Статистический
анализ смертности отнеестественных причин вАлтайском крае позволяет сделать
вывод отом, что каждая 10-я смерть врегионе является связанной свнешними,
неестественными причинами и таким образом может быть предотвратимой при
эффективной социальной политике, формировании культуры имотивации ксамо-
сохранительному поведению идолгожительству вАлтайском крае.
Рисунок 9 – Динамика коэффициента смертности вРоссии иАлтайском крае с2000 по2018 г.,
число смертей на1000 населения.
Рисунок 10 — Динамика показателей коэффициентов самоубийств вАлтайском крае всравнении
скритическим уровнем суицидов покритерию ВОЗ, число самоубийств на100 тыс. населения.
ГоСУдарСТВо, ГражданСКое оБЩеСТВо и СТаБиЛЬноСТЬ
85
№ 3 2021
Как представлено нарисунке 10, врегионе наблюдается позитивная тенден-
ция снижения уровня самоубийств с2014 по2019 г. Однако региональные показа-
тели превышают критический уровень самоубийств покритерию ВОЗ, что подчер-
кивает неблагополучие жизнедеятельности населения врегионе (рисунки 10 и11).
В2019 г. коэффициент смертности отубийств составил 11,9 на100 тыс. населения.
Уровень самоубийств вАлтайском крае колеблется от25,1 до33,5 на100 тыс. насе
-
ления запоследние 6 лет.
Рисунок 11 — Сравнительные показатели коэффициента самоубийств в2019 г. слинией тренда,
число самоубийств на100 тыс. населения.
Системный анализ смертности врегионе иее основных причин требует обра-
щения кисследованию системы мотивации граждан кпродолжительной активной
жизни, ведению здорового образа жизни, отказу отсаморазрушительных паттернов
поведения.
Заключение
Исследование проблем функционирования и повышения эффективности
потенциалов человеческого капитала является актуальным направлением совре
-
менной социологической науки. Значимость изучения данного феномена особенно
повышается вусловиях инновационного этапа развития экономики современного
российского общества.
Все это подтверждает системообразующий ицентральный характер челове
-
ческого потенциала в развитии прогресса любого общества. В данном контексте
человеческий капитал взаимообусловливается формированием идругих видов ка
-
питала, например физического, финансового, социального ипр. Специфика каче-
ственных иколичественных компонентов человеческого капитала способна опре-
делять социально-экономическое развитие региона или страны вцелом. Вданном
случае актуализируется проблема воспроизводства человеческого капитала, атак
-
же его социальный контроль иуправление. Социальное управление становится воз-
можным только вусловиях понимания социального механизма, лежащего воснове
формирования разных компонентов человеческого капитала, определяющего осо
-
бенности их взаимодействия ироста эффективности.
Данная проблема может быть решена засчет повышения эффективной соци
-
альной регуляции функционирования человеческого капитала вразличных терри-
ториях страны.
SOCIETY AND SECURITY INSIGHTS
86 № 3 2021
При этом важно осознать двойственность феномена человеческого капитала,
повышение эффективности использования которого является, во-первых, базовой
целью социального развития, аво-вторых, обеспечивает условия иресурсы разви
-
тия того или иного региона. Социально-экономическое развития региона иего по-
тенциал впервую очередь определяется уровнем развития человеческого капитала
данной территории. С другой стороны, экономический потенциал региона также
должен быть направлен нарост инвестиций вчеловеческий потенциал, повышение
его количественных, аглавное — качественных составляющих.
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
Алтер Д., Кларк Г. Демографический переход ичеловеческий капитал. Кембридж
-
ская экономическая история Европы Нового и Новейшего времени, 2013, Vol. 1,
1700–1870.
Беккер Г.С. Человеческое поведение: экономический подход. Избранные труды
поэкономической теории. М.: ГУ-ВШЭ, 2013.
Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика икапитализм, XV–XVIII вв. М.:
Весь Мир, 2007, No. 3, 13–15.
Брукинг Э. Интеллектуальный капитал. СПб.: Питер, 2001.
Васин В.А. Национальная инновационная система в социально-экономическом
пространстве. М.: ИПРАН РАН, 2011.
Вишневский А.Г. Серп ирубль. Консервативная модернизация вСССР. М.: ГУ-ВШЭ,
2010.
Глазьев С.Ю. Новый технологический уклад в современной мировой экономике.
Международная экономика, 2010, No 5, 5–27.
Горшков М.К. Непрерывное образование вконтексте модернизации. М.: ИС РАН,
2011.
Гребенников О.В. Формирование уучащихся ценностного отношения кздоровому
образу жизни. Концепт, 2016, No 24, 43–46.
Демография в Алтайском крае: итоги 2019 года. URL: https://www.aksp.ru/news/
news/35339/ (дата обращения: 15.02. 2021).
Емельянов Ю.С., Хачатурян А.А. Человеческий капитал в модернизации России:
институциональные икорпоративные аспекты. М.: Едиториал УРСС, 2011.
Еремин А.А. Динамика смертности вАлтайском крае насовременном этапе. Изве
-
стия Алтайского государственного университета, 2013, 3 (79), 123–128.
Народы Алтайского края. Официальный сайт Алтайского края. URL: https://www.
altairegion22.ru/gov/administration/isp/kompart/gosudarstvennaya-natsionalnaya-
politika/narodi-altaiskogo-kraia/narodi-altaiskogo-kraia.php (дата обра