http://journal.asu.ru/tpai/issue/feed Теория и практика археологических исследований 2020-09-04T09:34:29+07:00 Тишкин tishkin210@mail.ru Open Journal Systems <p><strong><img style="width: 190px; float: left; margin-right: 15px;" title="Теория и практика археологических исследований" src="/public/site/images/admin/cover_issue_257_ru_RU.jpg">ISSN 2307-2539&nbsp;(Print), ISSN 2712-2802&nbsp;(Online)<br></strong></p> <p>С 2013 года сборник кафедры археологии, этнографии и музеологии Алтайского государственного университета стал издаваться в формате журнала.</p> <p>Статьи публикуются на русском и на английском языках. Редколлегия принимает к печати рукописи в соответствии со следующей основной тематикой:</p> <ol class="teor" style="margin-left: 178px;"> <li class="show">&nbsp;Теоретические и методические проблемы археологии.</li> <li class="show">Результаты изучения материалов археологических исследований.</li> <li class="show">&nbsp;Использование естественно-научных методов в археологических исследованиях.</li> <li class="show">Зарубежная археология.</li> <li class="show">Социальные реконструкции в археологии.</li> <li class="show">История археологических открытий и исследований.</li> <li class="show">Новые археологические открытия в России.</li> <li class="show">Из музейных коллекций.</li> </ol> <p>Кроме этого, публикуются аналитические обзоры, рецензии, хроника, сообщения, информация библиографического характера, сведения о персоналиях и другие научные работы. Все рукописи, поступившие в редколлегию, проходят обязательно рецензирование. Публикуются цветные иллюстрации. Каждой статье присваивается индекс DOI. Журнал включен в&nbsp;<a style="display: contents;" href="http://elibrary.ru/title_about.asp?id=37735">РИНЦ&nbsp;</a>как периодическое издание (журнал).</p> http://journal.asu.ru/tpai/article/view/%2831%29.-01 О КЕРАМИКЕ РАННЕГО НЕОЛИТА НИЖНЕАМУРСКОГО БАССЕЙНА В КОНТЕКСТЕ МЕЖКУЛЬТУРНЫХ СВЯЗЕЙ 2020-09-02T19:41:22+07:00 Е.А. Гирченко ekaterina.girchenko@gmail.com <p>Исследование посвящено технико-типологическому анализу керамического материала неолитических культур Нижнего Приамурья – малышевской, кондонской, вознесеновской – и сопредельных территорий Северо-Восточного Китая. Технологические, морфологические и декоративные признаки – это устойчивые маркеры, часто сохраняющиеся в иных культурных контекстах. Их анализ позволяет частично проследить признаки взаимодействия разных традиций. Технико-типологический и петрографический анализы показали, что похожие приемы формования полого тела и орнаментирования сосуда являются эпизодическими и многие элементы, например декорирование пространства под срезом венчика налепными валиками, появились на территории Нижнего Приамурья раньше, чем на северо-востоке Китая, что частично опровергает устоявшуюся теорию о южных истоках происхождения дальневосточного гончарства. Общими чертами, получившими наиболее широкое распространение на указанной территории на протяжении среднего-позднего неолита, являются оформление орнаментом всей поверхности сосуда, использование техники штампования, накалывания или протаскивания, доминирование в оформлении тулова вертикального или горизонтального зигзага.</p> 2020-09-02T11:42:30+07:00 Copyright (c) 2020 Теория и практика археологических исследований http://journal.asu.ru/tpai/article/view/%2831%29.-02 ИЗУЧЕНИЕ ПАМЯТНИКОВ ПЕРИОДА ПОЗДНЕЙ БРОНЗЫ ЮГА ЗАПАДНОЙ СИБИРИ В РАМКАХ ЕДИНОЙ ИРМЕНСКОЙ КУЛЬТУРЫ (1970-е – 1-я половина 1980-х гг.) 2020-09-02T19:41:22+07:00 С.А. Ковалевский koval71@mail.ru <p>Данная работа представляет собой обзор четвертого периода изучения ирменских древностей, исследованных в 1970-х – 1-й половине 1980-х гг. в лесостепной части Западной Сибири. Это характеристика предпосылок, которые способствовали активизации научной деятельности на региональном уровне, а также проведенных полевых исследований и основных концепций. Показано, что формирование исследовательских концепций происходило во время расцвета сибирской археологии, на основе увеличения источникового фонда, широкомасштабных раскопок, которые велись на обширной территории от Мариинско-Ачинской лесостепи на востоке до лесостепного Прииртышья назападе. Изучение трудов В.В. Боброва, В.А. Заха, Ю.Ф. Кирюшина, М.Ф. Косарева, А.В. Матвеева, В.И. Матющенко, В.И. Молодина, Д.Г. Савинова, Е.А. Сидорова, В.И. Стефанова, Т.Н. Троицкой, А.Я. Труфанова, Н.Л. Членовой, А.Б. Шамшина и других авторов дало возможность провести их сравнительный анализ, выявить общее и особенное, показать пути эволюции представлений исследователей по таким вопросам, как происхождение культуры, ее компонентный состав, хронология и периодизация, взаимодействие с другими культурными образованиями, территориальные границы, локальные различия, исторические судьбы, а также реконструкция социальных процессов и хозяйственной деятельности. Это позволило выявить особенности восприятия специалистами ирменских древностей, характерные именно для данного этапа развития археологии Сибири.</p> 2020-09-02T00:00:00+07:00 Copyright (c) 2020 Теория и практика археологических исследований http://journal.asu.ru/tpai/article/view/%2831%29.-03 А КТО ЖЕ МАСТЕР? (Проблемы изучения художественной металлообработки у средневековых кочевников Центральной Азии) 2020-09-02T19:41:23+07:00 Г.Г. Король ggkorol08@rambler.ru О.Б. Наумова olganaumova@mail.ru <p>О художественной металлообработке у средневековых кочевников Центральной Азии можно судить в первую очередь по ременным украшениям из цветного металла – многочисленным случайным находкам и предметам сопровождающего инвентаря из погребальных памятников. Подобные украшения конца I – начала II тыс. отличаются хорошо развитыми формами разнообразного декора с преобладанием растительных мотивов. Исследованная ранее одним из авторов вариативность декора указывает на несомненную персональную роль мастера и его индивидуальный подход к изменению канона по тем или иным причинам. Археологические источники, однако, не показывают нам саму фигуру мастера, но позволяют предполагать за изготовленными им предметами творческую, знакомую с канонами и способную к импровизации личность. В оценке роли мастера могут помочь этнографические и фольклорные материалы, в том числе эпос тюрко-монгольских народов, исследованный в этом аспекте также одним из авторов. В статье на основе археологических и этнографических материалов предлагается схема факторов вариативности. Уровень качества основной массы изделий и единичные находки следов производства позволяют предполагать местную традицию, связанную с литьем (вне городских центров), но при этом говорить лишь о простейшей художественной обработке. Об этом свидетельствует и впервые публикуемая уникальная находка литника для изготовления раннесредневековых тюркских серег характерной формы, хранящегося в музее Хельсинки (коллекция И.П. Товостина).</p> 2020-09-02T00:00:00+07:00 Copyright (c) 2020 Теория и практика археологических исследований http://journal.asu.ru/tpai/article/view/%2831%29.-04 РАКУРС В ПОЭТИКЕ ИСКУССТВА ЭПОХИ РАННЕГО МЕТАЛЛА СЕВЕРНОГО КАВКАЗА 2020-09-02T19:41:25+07:00 В.И. Кузин-Лосев msr.val@mail.ru <p>Статья посвящена рассмотрению специфических особенностей построения изображений майкопской и новосвободненской культур Северного Кавказа. Видимая оригинальность изображений на сосудах из кургана Ошад, Сунженского могильника, плитах из погребения в урочище Клады, наличие малых скульптурных форм позволяет выйти на основы поэтики изобразительного искусства Северного Кавказа эпохи раннего металла. В статье предметно разбирается один из аспектов поэтики, связанный со своеобразием ракурса в изобразительности майкопской и новосвободненской культур. Своеобразие заключается в использовании приемов обратной перспективы, особой точке зрения (точка, от которой выстраиваются образы на плоскости) в картинах, совмещения в пределах одного изображения фронтальной и профильной подачи образов, суммирование общего впечатления от таких различных ракурсов. Обращается внимание на пластические формы искусства северокавказских культур, которые требуют особого восприятия, отличного от более архаичных времен. Все перечисленные особенности позволяют говорить о достаточно высокой степени мифологизированности сознания представителей майкопской и новосвободненской культур. Выявленные изобразительные приемы являются универсальными для культур определенной исторической стадии развития общества, и потому наблюдения над северокавказской изобразительностью позволяют понять своеобразие изобразительных памятников других культур Северной Евразии времен раннего металла и эпохи бронзы.</p> 2020-09-02T14:35:04+07:00 Copyright (c) 2020 Теория и практика археологических исследований http://journal.asu.ru/tpai/article/view/%2831%29.-05 «М-ОБРАЗНЫЕ» ТАМГИ-ПЕТРОГЛИФЫ СРЕДНЕГО ЕНИСЕЯ: ОПЫТ ТИПОЛОГИИ И ХРОНОЛОГИЧЕСКОЙ АТРИБУЦИИ ЗНАКОВ 2020-09-02T19:41:25+07:00 И.Г. Рогова ogova_irina96@mail.ru <p>В статье рассматриваются результаты типологического анализа «М-образных» тамг, выполненных на скалах и курганных камнях бассейна Среднего Енисея. Данный метод позволяет проследить видоизменение личных знаков собственности за счет добавления новых элементов к начальной тамге. В XIX в. одним из первых вопрос о поэтапном видоизменении тамг тюркоязычных народов затронул А.Н. Аристов. В дальнейшем к типологическому анализу успешно обращались в своих работах В.Л. Янин, Ю.Б. Симченко, Л.Р. и И.Л. Кызласовы, С.А. Яценко, А.Е. Рогожинский и др. Используя результаты, полученные предшественниками, автор применила принципы типологического анализа к «М-образным» тамгам, выявленным на Среднем Енисее по материалам петроглифов и на предметах материальной культуры из раннесредневековых погребальных памятников. Это позволило установить начальную инвариантную тамгу среди знаков данного типа и проследить их поэтапную эволюцию. Статья основывается на полевых материалах автора, собранных в 2015–2018 гг. на петроглифических комплексах Среднего Енисея, в качестве аналогий привлекаются ранее опубликованные «М-образные» тамги, выявленные при исследовании других памятников региона.</p> 2020-09-02T14:59:04+07:00 Copyright (c) 2020 Теория и практика археологических исследований http://journal.asu.ru/tpai/article/view/%2831%29.-06 ТИГЛИ VI–VII ВВ. Н.Э. ИМЕНЬКОВСКОЙ КУЛЬТУРЫ 2020-09-02T19:41:26+07:00 К.А. Руденко murziha@mail.ru <p>В статье впервые рассматриваются тигли именьковской культуры – специальные приспособления для плавки цветных металлов. Они наиболее характерны для ювелирного дела и являются одним из важных признаков его существования на поселениях. На памятниках именьковской культуры они известны. Но целые изделия находят редко. А фрагменты не всегда дают возможность восстановить форму. Коллекция тиглей с Тетюшского II городища в Татарстане в количестве 49 экземпляров включает как целые тигли, так и большие фрагменты, по которым можно восстановить исходную форму. Она стала основой для разработки типологии этих артефактов. Стратиграфия Тетюшского II городища и находки тиглей в закрытых комплексах с датирующими изделиями позволили датировать тигли разных типов. Установлено, что имелось несколько основных форм тиглей: в виде конуса и в виде цилиндра, причем они имели разный объем. Автор считает, что большѝе тигли были нужны для изготовления бронзовых слитков. Тигли меньшего размера использовались для литья изделий. Отмечено, что только у тиглей небольшого размера и цилиндрической формы имелся слив. У большинства тиглей его не было. Отдельным типом являются тигли в виде ложки с ручкой. Они, скорее всего, использовались при изготовлении изделий из олова или свинца. Установлено, что наиболее популярными в именьковской культуре были тигли средних размеров (высота 6 см, диаметр – 5 см) конической формы (пропорции 1:1,2) с массивным заостренным дном, толщиной 2–3 см, без слива. Плавка металла в тиглях производилась в специальных ямах, которые изучены на Тетюшском II городище. Здесь было также несколько мастерских, где работали ювелиры. В них найдено самое большое количество фрагментов тиглей, а также следы производственного процесса. Это капли металла, пластинки меди, предназначенные для переплавки, а также твердые куски стеклянной массы. Таким образом, впервые определены основные типы тиглей именьковской культуры, установлены их датировки, характер процесса плавления металла в тиглях.</p> 2020-09-02T15:15:57+07:00 Copyright (c) 2020 Теория и практика археологических исследований http://journal.asu.ru/tpai/article/view/%2831%29.-07 МАКРООРУДИЯ В АШЕЛЬСКИХ ИНДУСТРИЯХ ЮГО-ВОСТОЧНОГО ДАГЕСТАНА 2020-09-02T19:41:26+07:00 А.Г. Рыбалко rybalko@archaeology.nsc.ru А.В. Кандыба arhkandyba@gmail.com <p>В статье рассматривается развитие форм макроорудий в ашельских индустриях Юго-Восточного Дагестана. Группа памятников, из которых происходит рассматриваемый материал, расположена на границе равнины и предгорий на территории Дарвагчайского геоархеологического района (Республика Дагестан). На основании технико-типологических показателей каменных артефактов, абсолютной и относительной хронологии выделены два культурно-хронологических комплекса. Дана подробная морфологическая характеристика изделий, а также проведен первичный анализ. На основании этого сделано заключение, что на данных памятниках представлены разные хронологические этапы последовательного развития одной каменной индустрии. Различия в поделочных свойствах используемого сырья, разнообразие его форм и размеров определили большую вариабельность и соответственно низкую стандартизацию указанных орудий. Раннепалеолитические комплексы этого района имеют ряд морфологических и типологических особенностей, отличающих их от ашельских индустрий других регионов Кавказа.</p> 2020-09-02T15:32:57+07:00 Copyright (c) 2020 Теория и практика археологических исследований http://journal.asu.ru/tpai/article/view/%2831%29.-08 РИТУАЛЬНЫЕ ОБЪЕКТЫ ПЕРИОДА ЭНЕОЛИТА В УРОЧИЩЕ НИЖНЯЯ СООРУ (Центральный Алтай): ПО МАТЕРИАЛАМ РАСКОПОК А.С. ВАСЮТИНА 2020-09-02T19:41:26+07:00 Н.Н. Серегин nikolay-seregin@mail.ru С.А. Васютин vasutin2012@list.ru <p>Статья посвящена введению в научный оборот материалов объектов №50–51 комплекса Нижняя Соору в Центральном Алтае, раскопанных Алтайским отрядом Южносибирской археологической экспедиции Кемеровского государственного университета под руководством А.С. Васютина в 1981 г. Представлена подробная характеристика результатов исследований, включающая описание особенностей расположения этих сооружений, а также выявленных наземных и внутримогильных конструкций. Установлено, что конструктивные особенности раскопанных объектов позволяют уверенно связывать их с населением афанасьевской археологической культуры периода энеолита. Наиболее показательным признаком является кольцевая ограда из вертикально поставленных плит, являющаяся отличительной характеристикой традиций носителей обозначенной общности. Отличительной особенностью комплексов является отсутствие захоронений, что позволяет предварительно их интерпретировать, учитывая общее соблюдение норм погребальной обрядности, в качестве своего рода кенотафов. Полученные материалы демонстрируют перспективность дальнейших раскопок на могильнике Нижняя Соору, с учетом наличия на данном памятнике схожих неисследованных объектов, а также расположения рядом поселенческого комплекса афанасьевской культуры.</p> 2020-09-02T15:45:58+07:00 Copyright (c) 2020 Теория и практика археологических исследований http://journal.asu.ru/tpai/article/view/%2831%29.-09 НОВЫЕ МАТЕРИАЛЫ ДЛЯ ИЗУЧЕНИЯ ОРУЖИЯ ДАЛЬНЕГО БОЯ У НАСЕЛЕНИЯ СЕВЕРНОГО АЛТАЯ В ЖУЖАНСКОЕ ВРЕМЯ 2020-09-02T19:41:27+07:00 Н.Н. Серегин nikolay-seregin@mail.ru А.А. Тишкин tishkin210@mail.ru С.С. Матренин matrenins@mail.ru Т.С. Паршикова taty-parshikova@yandex.ru <p>В статье публикуется коллекция железных наконечников стрел из некрополя булан-кобинской культуры Чобурак-I (Чемальский район Республики Алтай), исследования которого проводились экспедицией Алтайского государственного университета в 2017–2019 гг. В результате классификации 48 изделий, представленных полными и частично разрушенными образцами, выделены 14 типов наконечников, дополненных 24 вариантами. Типологическое исследование позволило определить относительную хронологию разных модификаций проникателей и их возможный генезис. Среди ярусных наконечников присутствуют образцы хуннуской (сюннуской) традиции II–V вв. н.э. (типы 1а, 2а, 4а–б) и южно-сибирской традиции III–V вв. н.э. (типы 1б, 2б, 3а, 4в). Трехлопастные наконечники стрел датируются разным временем: шестиугольные без упора (тип 8а) – II в. до н.э. – V в. н.э.; асимметрично-ромбические и ромбические без упора (типы 6а, 7а) – II–V вв. н.э.; асимметрично-ромбические, ромбические, шестиугольные с кольцевым упором (типы 6б, 7б, 8б) – III–V вв. н.э. Трехгранно-трехлопастные наконечники типа 10а являются результатом сочетания местной и среднеазиатской (кенкольской) традиций военного дела. Бронебойные наконечники (типы 11а–б, 12а–б, 13а, 14а) демонстрируют знакомство населения Северного Алтая с передовыми средствами поражения защитного доспеха, получившего широкое применение в Центральной Азии со 2-й половины IV в. н.э. под влиянием оружейного комплекса поздних сяньби. Публикуемые материалы расширяют источниковую базу для сравнительного изучения оружия дальнего боя народов восточной Евразии середины I тыс. н.э. </p> 2020-09-02T17:02:28+07:00 Copyright (c) 2020 Теория и практика археологических исследований http://journal.asu.ru/tpai/article/view/%2831%29.-10 АРХЕОЛОГИЧЕСКАЯ КУЛЬТУРА С БИФАСАМИ В ВЕРХНЕМ ПАЛЕОЛИТЕ ЗАБАЙКАЛЬЯ 2020-09-02T19:41:27+07:00 В.И. Ташак tvi1960@mail.ru <p>По результатам исследования многослойного археологического местонахождения Барун-Алан-1 на востоке Западного Забайкалья была выделена индустрия в производстве каменных орудий, имеющая отличия от индустрий известных ранее местонахождений в регионе. Данная индустрия стала основой для выделения новой археологической культуры с наименованием «хэнгэрэктэ». При этом культура выделялась по материалам одного памятника. Вопрос о территориальном распространение культуры оставался открытым. Открытие в 2015 г. нового археологического местонахождения с палеолитическими материалами, типичными для индустрии хэнгэрэктэ, не решило проблему, поскольку оба местонахождения расположены в 500 м друг от друга. Принципиальное изменение взглядов на территориальный охват культуры хэнгэрэктэ стало возможным после сравнительного изучения материалов культуры хэнгэрэктэ и палеолитического местонахождения Сухотино-4, расположенного в 250 км восточнее Барун-Алана-1 (окраина г. Чита, запад Восточного Забайкалья). На основании этого исследования установлено, что материалы хэнгэрэктэ и Сухотино-4 имеют большое сходство, а по ряду параметров демонстрируют идентичность. Наиболее яркой чертой в двух индустриях было массовое производство бифасов как орудий. Исследования показали, что рассматриваемые индустрии развивались синхронно как минимум на протяжении сартанского похолодания. Исходя из общности рассмотренных индустрий, предлагаем рас- сматривать их в рамках одной культуры с наименованием «хэнгэрэктэ-сухотино».</p> 2020-09-02T17:19:04+07:00 Copyright (c) 2020 Теория и практика археологических исследований http://journal.asu.ru/tpai/article/view/%2831%29.-11 ЗАХОРОНЕНИЯ КОНЕЙ В КАМЕРЕ №31 КУРГАНА АРЖАН-1 (новые данные о культурных связях в евразийских степях в VIII – начале VI в. до н.э.) 2020-09-02T19:41:27+07:00 В. Хорват scythianworld@mail.ru <p>В статье представлены результаты изучения находок из камеры №31 кургана Аржан-1 – десять лошадей, захороненных вместе с уздечными наборами. Рядом с конями №1, 6–10 лежали нижние клыки кабана с просверленными отверстиями. Ближайшие аналогии таким находкам известны на юге степной зоны Средней Азии, а также в памятниках VII в. до н.э. Северного Кавказа и Украинской лесостепи. Во рту третьей лошади найдены бронзовые двучастные удила с грызлами, украшенными двухрядным прямоугольным рельефом. Подобные удила встречаются среди уздечных комплектов классического новочеркасского типа и раннежаботинского горизонта Восточной Европы конца VIII – VII в. до н.э. Опираясь на анализ признаков и обстоятельства находок, автор констатирует, что камера №31 не может датироваться ранее рубежа VIII–VII вв. до н.э. Это противоречит результатам радиоуглеродных анализов деревянного сооружения рассматриваемого комплекса, согласно которым курган относится к концу IX – началу VIII в. до н.э. В свете новых аспектов исследования ставится вопрос о необходимости пересмотра результатов естественно-научного подхода и предлагается провести всесторонний анализ археологических материалов VIII – начала VI в. до н.э.</p> 2020-09-02T19:38:14+07:00 Copyright (c) 2020 Теория и практика археологических исследований http://journal.asu.ru/tpai/article/view/%2831%29.-12 РЕЗУЛЬТАТЫ ФИЗИКО-ХИМИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ НЕОЛИТИЧЕСКОЙ КЕРАМИКИ ПОСЕЛЕНИЯ БОГОРОДСКОЕ-24 (Нижнее Приамурье) 2020-09-02T19:41:28+07:00 В.Е. Медведев medvedev@archaeology.nsc.ru И.В. Филатова inga-ph@mail.ru Е.А. Гирченко ekaterina.girchenko@gmail.com <p>Представлены результаты физико-химических исследований неолитической керамики поселения Богородское-24 (Ульчский район Хабаровского края), исследованного российско-японской экспедицией в 2008 г. Методами петрографии, рентгенографии и термогравиметрии изучены фрагменты керамики малышевской культуры среднего и «постмалогаванского» типа финального этапа неолита. Петрографией установлено доминирование в малышевском комплексе минералогенно-шамотной, в «постмалогаванском» – минералогенно-органогенной и минералогенно-шамотно-органогенной традиций составления формовочных масс. Все образцы содержат одинаковый набор минеральных фаз: кварц и полевые шпаты (плагиоклазы). Посредством термогравиметрии фрагменты малышевской керамики оказалось возможным разделить на две группы. Данные физико-химических исследований керамики поселения Богородское-24 были сопоставлены с полученными ранее результатами изучения керамики поселения Сучу. Основной вывод по керамике малышевской культуры поселения Богородское-24 – наличие признаков незавершенности гончарных традиций, по керамике «постмалогаванского» типа – возможное смешение разных гончарных традиций.</p> 2020-09-02T18:46:42+07:00 Copyright (c) 2020 Теория и практика археологических исследований http://journal.asu.ru/tpai/article/view/%2831%29.-13 БРОНЗОВЫЕ СЕРПЫ С КРЮКОМ ИЗ КУЛУНДИНСКОЙ СТЕПИ: КОМПЛЕКСНАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА И РЕНТГЕНОФЛЮОРЕСЦЕНТНЫЙ АНАЛИЗ 2020-09-04T09:34:29+07:00 Я.В. Фролов frolov_jar@mail.ru А.А. Тишкин tishkin210@mail.ru Д.В. Папин papindv@mail.ru В.С. Удодов udodov1@mail.ru <p>В Кулундинской степи и на ближайшей к ней территории к настоящему времени обнаружена серия целых бронзовых серпов и фрагментов от таких орудий труда. Данные предметы являются важными маркерами для реконструкции системы жизнеобеспечения в период поздней бронзы. Новые публикации таких изделий расширяют источниковую базу для объективных интерпретаций находок. В статье представлены два металлических серпа, найденные в Алтайском крае (Россия). Один из них обнаружен на поселении Бурла-III в Хабарском районе, а второй хранится в Романовском районном краеведческом музее и является случайной находкой. Предметы крупные и массивные, с выгнутым обухом, прямым лезвием и крюком на пятке, относятся к дербеденевскому типу бронзовых серпов. Известные артефакты подобного рода происходят из степной части Обь-Иртышского междуречья и связаны с ареалом памятников саргаринско-алексеевской культуры и бурлинской культурной традиции. Они могли использоваться для жатвы культурных растений и/или при заготовке кормов (сена) для скота. Новые данные о присутствии проса в диете позднебронзовых обществ Верхнего Приобья дают возможность привести дополнительные аргументы в пользу подтверждения земледельческой направленности использования серпов дербеденевского типа.</p> 2020-09-02T19:06:34+07:00 Copyright (c) 2020 Теория и практика археологических исследований http://journal.asu.ru/tpai/article/view/%2831%29.-14 АРХЕОЛОГИЯ ИНДОНЕЗИИ: ОСТРОВ БАЛИ 2020-09-02T19:41:28+07:00 А.В. Табарев olmec@yandex.ru <p>Бали входит в состав Малых Зондских островов (провинция Индонезии) и, несмотря на небольшие размеры, является показательным случаем сочетания общерегиональных черт и ярких локальных проявлений, примером особенностей культурогенеза на компактной территории («археологический микромир») и привлекательной исследовательской лабораторией в контексте «островной археологии». Имеющиеся на сегодняшний день археологические данные, предшествующие распространению буддизма и индуизма, свидетельствуют о заселении острова Бали начиная с позднего плейстоцена и относятся к эпохам палеолита, неолита (4–2,5 тыс. л.н.) и палеометалла (раннего металлического века) (2,5–1,7 тыс. л.н.). Эпоха палеометалла представлена целой серией погребальных, поселенческих и производственных памятников, материалы которых иллюстрируют сочетание внешнего культурного влияния с территории Индокитая (культура донгшон) и Индии, общие для всей островной части Юго-Восточной Азии традиции в погребальных практиках (погребения в сосудах), а также яркую местную специфику (локальные керамические стили, каменные саркофаги, крупные бронзовые барабаны типа «Моко», компактные комплексы из вертикально установленных камней и т.д.).</p> 2020-09-02T19:21:41+07:00 Copyright (c) 2020 Теория и практика археологических исследований