НАРОДЫ И РЕЛИГИИ
ЕВРАЗИИ
Барнаул
Издательство
Алтайского государственного
университета
2020
ISSN 2542-2332 (Print)
ISSN 2686-8040 (Online)
2020 № 2 (23)
Издание основано в2007г.
Учредитель: ФГБОУ ВО «Алтайский государственный университет»
Главный редактор:
П. К.Дашковский, доктор исторических наук (Россия, Барнаул)
Редакционная коллегия:
С. А.Васютин, доктор исторических наук (Россия, Кемерово)
Н. Л.Жуковская, доктор исторических наук (Россия, Москва)
А. П.Забияко, доктор философских наук (Россия, Благовещенск)
А. А.Тишкин, доктор исторических наук (Россия, Барнаул)
Н. А.Томилов, доктор исторических наук (Россия, Омск)
Т. Д.Скрынникова, доктор исторических наук (Россия, Санкт-Петербург)
О. М.Хомушку, доктор философских наук (Россия, Кызыл)
М. М.Шахнович, доктор философских наук (Россия, Санкт-Петербург)
Л. И.Шерстова, доктор исторических наук (Россия, Томск)
А. Г.Ситдиков, доктор исторических наук (Россия, Казань)
Е. А.Шершнева (отв. секретарь), кандидат исторических наук (Россия, Барнаул)
Редакционный совет журнала:
Л. Н.Ермоленко, доктор исторических наук (Россия, Кемерово)
Ю. А.Лысенко, доктор исторических наук (Россия, Барнаул)
Л. С.Марсадолов, доктор культурологии (Россия, Санкт-Петербург)
Г. Г.Пиков, доктор исторических наук, доктор культурологии (Россия, Новосибирск)
А. К.Погасий, доктор философских наук (Россия, Казань)
К. А.Руденко, доктор исторических наук (Россия, Казань)
С. А.Яценко, доктор исторических наук (Россия, Москва)
А. С.Жанбасинова, доктор исторических наук (Казахстан, Усть-Каменогорск)
Н. И.Осмонова, доктор философских наук (Кыргыстан, Бишкек)
Н.Цэдэв, кандидат педагогических наук (Монголия, Улан-Батор)
Ц.Степанов, доктор исторических наук (Болгария, София)
З. С.Самашев, доктор исторических наук (Казахстан, Астаны).
Журнал утвержден научно-техническим советом
Алтайского государственного университета изарегистрирован Федеральной службой
понадзору всфере связи, информационных технологий имассовых коммуникаций.
Свидетельство орегистрации ПИ № ФС 77–69787 от18.05.2017г.
Все права защищены. Ниодна изчастей журнала либо издание вцелом немогут быть
перепечатаны безписьменного разрешения авторов илииздателя.
Адрес редакции: 656049, Барнаул, ул. Димитрова, 66,
Алтайский государственный университет, кафедра религиоведения России,
национальных игосударственно-конфессиональных отношений.
Журнал подготовлен приподдержке РНФ «Религия ивласть: исторический опыт
государственного регулирования деятельности религиозных общин вЗападной Сибири
исопредельных районах Казахстана вXIX–XXвв.» (проект № 19-18-00023).
© Оформление. Издательство
Алтайского госуниверситета, 2020
ISSN 2542-2332 (Print)
ISSN 2686-8040 (Online)
2020 № 2 (23)
NATIONS AND RELIGIONS
OF THE EURASIA
Barnaul
Publishing house
of Altai State University
2020
e journal was founded in 2007
e founder of the journal is Altai State University
Executive editor:
P.K. Dashkovskiy (doctor of historical sciences)
e editorial Board:
S. A.Vasutin, doctor of historical sciences (Russia, Kemerovo)
N. L.Zhukovskay, doctor of historical sciences (Russia, Moskow)
A. P.Zabiyako, doctor of philosophical sciences (Russia, Blagoveshchensk)
A. A.Tishkin, doctor of historical sciences (Russia, Barnaul)
N. А.Tomilov, doctor of historical sciences (Russia, Omsk)
T. D.Skrynnikova, doctor of historical sciences (Russia, Saint-Petersburg)
O. M.Homushku, doctor of philosophical sciences (Russia, Kyzyl)
M. M.Shakhnovich, doctor of philosophical sciences (Russia, Saint-Petersburg)
L. I.Sherstova, doctor of historical sciences (Russia, Tomsk)
A. G.Sitdikov, doctor of historical sciences (Russia, Kazan)
E. A.Shershneva (resp. secretary), candidate of historical sciences (Russia, Barnaul)
e journal editorial Board:
L. N.Yarmolenko, doctor of historical sciences (Russia, Kemerovo)
U. A.Lusenko, doctor of historical sciences Russia, Barnaul)
L. S.Marsadolov, doctor of Culturology (Russia, St. Petersburg)
G. G.Pikov, doctor of historical sciences, doctor of cultural studies (Russia, Novosibirsk)
A. K.Pogassiy, doctor of philosophical sciences (Russia, Kazan)
K. A.Rudenko, doctor of historical sciences (Russia, Kazan)
S. A.Yatsenko, doctor of historical sciences (Russia, Moscow)
A. S.Zhanbosynov, doctor of historical sciences (Kazakhstan, Ust-Kamenogorsk)
N. I.Osmonovа, candidate of philosophical sciences (Kyrgyzstan, Bishkek)
N.Cedev, candidate of pedagogical sciences (Mongolia, Ulaanbaatar)
Ts. Stepanov, doctor of historical sciences (Bolgariy, Soy)
Z. S.Samashev, doctor of historical sciences (Kazakhstan, Astana)
e journal is approved by the scientic and technical Council Altai state University
and registered by the Federal service for supervision of communications, information technology
and mass communications.
Certicate of registration of PI no. FS 77–69787 dated 18.05.2017 All rights reserved.
No part of the journal or the entire publication may be reprinted without the written permission
of the authors or publisher.
Editorial oce address: 656049, Barnaul, ul. Dimitrova, 66, Altai State University, Department
of regional studies of Russia, national and state-confessional relations.
e journal was prepared with the support of the RSF project “Religion and power: historical
experience of state regulation of religious communities in Western Siberia and neighboring
regions of Kazakhstan in the XIX–XX centuries” (project № 19-18-00023).
© Altai State University Publisher, 2020
СОДЕРЖАНИЕ
Раздел I
АРХЕОЛОГИЯ ИЭТНОКУЛЬТУРНАЯ ИСТОРИЯ
КубаевС. Ш.Аултепе— первый открытый караван-сарай, рабат (рибат)
Средней Азии ...................................................................................................................................7
ЛихачеваО. С.Средняя конница каменской культуры иэволюция военного
дела населения лесостепного Алтая вVI–Iвв. дон.э. .........................................................21
ТишинВ. В., АкымбекЕ. Ш., ЖелезняковБ. А.Древнетюркская руническая
надпись изТоспалы (долина реки Чу (Шу), Казахстан) ...................................................... 37
Раздел II
ЭТНОЛОГИЯ ИНАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА
ГортеЮ. Д., РыковаВ. В.Эвенки: наукометрический анализ материалов,
представленных вБД Web of Science иНаучная Сибирика .................................................. 54
МухамадеевА. Р.Квопросу обрачно-семейных взаимоотношениях укыпчаков ........ 66
Раздел III
РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ ИГОСУДАРСТВЕННО-КОНФЕССИОНАЛЬНАЯ
ПОЛИТИКА
НедзелюкТ. Г.Источники дляизучения государственно-конфессиональных
отношений вЗападной Сибири (поматериалам исторического архива
Омской области) ............................................................................................................................78
ОжигановА. Н.Религиозные здания Барнаула вконтексте изменений
государственно-конфессиональной политики вХХ— начале XXIв. .............................86
ЧирковН. В.Проблематика перевода иинтерпретации фундаментальной
богословской терминологии напримере миссионерской деятельности
Маттео Риччи вКитае ................................................................................................................104
ДиковаН. В.Роль архиереев винституциональном развитии Омской епархии
иосновные итоги архиерейского управления .....................................................................117
ДЛЯАВТОРОВ ..........................................................................................................................132
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
CONTENT
Section I
ARCHAEOLOGY AND ETNO-CULTURAL HISTORY
KubayevS. Sh.Archaeology and Etno-Cultural history the rst opened caravanserai,
rabat (ribat) of Central Asia .............................................................................................................7
LikhachevaO. S.Medium cavalry of the Kamenska culture and the evolution
of military aairs of the population of the forest-steppe Altai in VI–I BC .............................21
TishinV. V., AkymbekE. Sh., ZheleznyakovB. А.e Early Turkic runic inscription
from Tospaly (Chu (Shu) river valley, Kazakhstan) ....................................................................37
Section II
ETHNOLOGY AND NATIONAL POLICY
GorteYu. D., RykovaV. V.Evenks: scientometric analysis of materials presented
in the databases Web of Science and Scholar Sibirica ................................................................54
MukhamadeevA. R.To the question of marriage-family relations in kipchakov ...................66
Section III
RELIGIOUS STUDIES AND STATE-CONFESSIONAL RELATIONS
NedzelyukT. G.Sources for the study of state-confessional relations in Western
Siberia (based on the matherials of the historical archive of the Omsk region) .....................78
OzhiganovA. N.Religious buildings in Barnaul in the context of changes in State and
Confessional policy in the XX— the early XXI Century ..........................................................86
ChirkovN. V.e issue of translation and interpretation of fundamental theological
terminology on the example of missionary activities of Matteo Ricci in China ...................104
DikovaN. V.e role of high priests in the institutional development of the Omsk
eparchy and the main results of high priests administration .................................................. 117
INFORMATION ABOUT AUTHORS ...................................................................................132
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
Раздел I
АРХЕОЛОГИЯ И ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ
ИСТОРИЯ
УДК 902 (575.114)
DOI: 10.14258/nreur(2020)2–01
С. Ш. Кубаев
Национальный центр археологии Академии наук Республики Узбекистан,
Ташкент (Узбекистан)
АУЛТЕПЕ — ПЕРВЫЙ ОТКРЫТЫЙ КАРАВАН-САРАЙ,
РАБАТ (РИБАТ) СРЕДНЕЙ АЗИИ
Аултепе— один изхорошо изученных памятников раннего Средневековья Средней
Азии. С.К. Кабанов, руководитель раскопок, основываясь наполученных данных, пред-
полагал, чтоэто руины замка местного землевладельца. Многие специалисты поар-
хитектуре Средней Азии поддерживали выводы автора оназначении памятника. По-
сле этих исследований долгие годы Аултепе считался эталонным памятником раннего
Средневековья, скоторым сравнивали вновь открытые памятники. Номасштабные ар-
хеологические раскопки, проведенные впоследние годы натерритории Центральной
Азии, дали новые материалы поархитектуре региона. Эти данные позволили нам сно-
ва обратиться квыводам автора. Досегодняшнего дня многие исследователи истории
архитектуры появление караван-сараев (рибат илирабатов) связывали именно срас-
пространением ислама вСредней Азии. Новые исследования материалов памятника
Аултепе дали возможность выдвинуть предположение, чтовозведение караван-сара-
ев, рабат илирибатов относится кболее раннему времени. Вероятнее всего, истоки ра-
батов икараван-сараев, игравших вСредневековье важную роль вразвитии торгов-
ли, отражают возросшую роль Великого шелкового пути. Встатье также поднимается
вопрос обистоках традиции сооружения рабатов вСредней Азии, игравших важную
роль вразвитии торговли наВеликом шелковом пути.
8
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
Народы и религии Евразии 2020 № 2 (23). C. 7–20
Ключевые слова: Аултепе, Средняя Азия, замок, рабат, караван-сараи, торговые
пути, архитектура, суфа, замок, крепостная стена, башня, платформа, жилищи, храни-
лище, «пахса», сырцовые кирпичи.
S. Sh. Kubayev
National center of archeology, Academy of Sciences Republic of Uzbekistan, Tashkent
(Uzbekistan)
THE FIRST OPENED CARAVANSERAI, RABAT (RIBAT)
OF CENTRAL ASIA
Aultepe is one of the well-studied monuments of the early middle ages of Central Asia. e
excavation author S. K.Kabanov, based on the data obtained suggested that it was the ruins of
a castle of a local landowner. Many Central Asian architecture experts supported the authors
ndings on the purpose of the monument. Aer these studies, for many years Aultepe was
considered a reference monument of the early middle ages, with which newly discovered
monuments were compared. But large-scale archaeological excavations conducted in recent
years in Central Asia have provided new materials on the architecture of the region. ese
data allowed us to turn again to the conclusions of the author. Until today, many scholars of
the history of architecture, the emergence of caravanserais, ribat or rebates associated precisely
with the spread of Islam in Central Asia. New studies of the materials of the monument to
Aultepe made it possible to put forward the assumption that the construction of caravanserais,
discounts or ribates dates back to an earlier time. Most likely, the origins of the discounts and
caravanserais, who played an important role in the development of trade in the middle ages,
reect the increased role of the Great Silk Road. e article also raises the question of the
origins of the tradition of building discounts in Central Asia, which played an important role
in the development of trade on the Great Silk Road.
Key words: Aultepe, Central Asia, castle, discount, caravanserais, trade routes, architecture,
sufa, castle, fortress wall, tower, platform, dwellings, storage, “pakhsa, mud bricks;
Кубаев Суръат Шавкатович, младший научный сотрудник Национального цен-
тра археологии академии наук Республики Узбекистан, Ташкент (Узбекистан). Адрес
дляконтактов: kubaev.surat@gmail.com.
Kubaev Surat Shavkatovich, Junior research associate of the National center of Archeology
of the Academy of Sciences of the Republic of Uzbekistan, Tashkent (Uzbekistan). Contact
address: kubaev.surat@gmail.com.
9
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
Nations and religions of Eurasia 2020 № 2 (23). P. 7–20
Н
адревних торговых маршрутах, таких какВеликий шелковый путь, были необ-
ходими специальные места длявременной ночёвки, чтобы пополнить запасы
еды ипитьевой воды длялюдей иживотных. Эти стратегически важные места
называются караван-сараи, рабат илирибат. Караван-сараи, рабаты илирибаты рас-
полагались вовсех частях Великого шелкового пути.
Караван-сараи натериториях Ирана, Турции иАрабского полуострова комплексно
изучены специалистами [Мансури идр., 2015]. История возникновения караван-сараев
Средней Азии мало изучена внауке. Хотя насегодняшней день напросторах Средней
Азии археологами было открыто много известных сооружений подобного типа. Ноос-
новная часть этих сооружений относится кпериоду отX доXIXв. Из-заэтого среди ар-
хеологов поповоду возникновения караван-сараев появились разные предположения.
Некоторые исследователи истории архитектуры, основываясь наэтих материалах,
появление караван-сараев, рабат илирибатов связывали именно сраспространением
ислама напросторах Средней Азии. Например, Н. Б.Немцева, изучавшая один изкруп-
нейших рабатов Средней Азии— Рабат-иМалик— также всвоих работах отмечает,
что«…рабаты (рибаты)— станции дляконной охраны впограничных зонах, крепо-
сти длягазиев— борцов заверу— появились вовремена исламизации арабами стран
Востока. Впервой четверти VIIIв. омейядский наместник вХорасане Ашрас ибн Аб-
даллах (727–729гг.) впервые учредил рабаты» [Немцева, 1983: 112]. Ноона сама пишет,
что«… эти крепости дляохраны дорог посуществу были ираньше, ихустанавлива-
ли впограничных зонах уже римляне исасаниды наБлижнем Востоке…», нопоче-
му-тоСреднюю Азию автор невключает вэтот список [Немцева, 1983: 112].
Внаши дни также много исследователей— археологов, архитекторов— планиров-
ку караван-сараев, рабат илирибатов связывали с«вкладом исламской цивилизации».
Утверждалось, чтоцентральноазиатский караван-сарай был задуман какукрепленное
строение сцентральным внутренним двором икомнатами вокруг этого центра. Это
было квадратное, круглое иливосьмиугольное вплане сооружение, концентрическое,
сбастионами ибашнями поуглам крепостных стен. Доступ часто был через единствен-
ный вход, «расположенный вместе наортогональной оси…» [Ahmad, Chase, 2004: 44].
Другой исследователь считает, что«… идея обеспечения закрытых остановок вдоль до-
рог неявляется новшеством... номусульманская цивилизация развила эту идею ориги-
нальным образом… придорожный караван-сарай распространился повсему мусуль-
манскому миру…» [Cinzia Travernari, 2010: 191].
Нонасегодняшней день анализ открытых ранее памятников Средней Азии дал но-
вые данные опоявлении ираспространении караван-сараев, рабат илирибатов.
Аултепе— один изхорошо изученных памятников Средней Азии (см. рис. 1). Входе
археологических работ экспедиционной группы воглаве сС. К.Кабановым вполевой
сезон 1956г. памятник был раскопан полностью [Кабанов, 1981: рис. 23]. Автор раско-
па, основываясь наполученных данных, предполагал, чтоздание было замком местно-
го землевладельца— «дихкана» [Кабанов, 1981]. Врезультате Аултепе рассматривает-
ся какэталонный памятник сельской замковой архитектуры раннего Средневековья.
Втаком качестве его оценивали различные специалисты вобласти истории среднеази-
атской архитектуры. Так, В. А.Нильсен, один изавторов исторической архитектурной
10
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
реконструкции, всвоих работах поддерживает автора раскопа [Нильсен, 1966: 135–139].
Позднее, руководствуясь оценкой В. А.Нильсена иС.Хмельницкого, Т. И.Лебедева так-
же всвоих работах включает Аултепе всписок замков [Лебедева, 2000: 147]. С. Г.Хмель-
ницким дается емкая характеристика замков раннего Средневековья: «…вархитектур-
ном аспекте укрепленный замок мог быть исравнительно небольшой постройкой типа
жилой башни-донжона, используемой дляжилья вопасные экстремальные моменты
иокруженной жилыми ихозяйственными постройками, крупными многокомнатным,
двух- итрехэтажным зданием, «рыцарским гнездом» знатного землевладельца, окру-
женным жилищами челяди икрестьян, и, наконец, обширной резиденцией местного,
более илименее крупного правителя, состоящей измножества помещений, парадных
залов, внутренних дворов иукреплений» [Хмельницкий, 2000: 65].
Рис. 1. План памятника Аултепе (Нильсен, 1966)
Этотже исследователь считает первой особенностью замков «оборонный характер
этой архитектуры: … непомерная толщина стен, высокие монолитные (илипочти мо-
нолитные) платформы— «стилобаты», поднимающие здание надместностью на5, 6,
атоина10 метров». Т. И.Лебедева, исследуя замки Центрального иЮжного Согда, так-
Народы и религии Евразии 2020 № 2 (23). C. 7–20
11
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
же ещёболе конкретно описывает особенности этих строений: «…замок должен был
иметь усиленную оборонительную систему: высокую платформу здания, мощные сте-
ны, оборонительные башни истрелковую галерею, обеспечивающую свободное пере-
мещение вдоль системы бойниц ибашен. Наопределенном этапе вокруг здания появи-
лись усилившие оборону внешнего каре оборонительной стены… Кроме этого, вза-
мке должна была находиться жилая площадь ипарадная часть— зал дляприема го-
стей ипроведения семейных ирелигиозных празднеств. Иобязательно— культовое
помещение, размеры которого варьировали изависимости отстепени религиозности
отдельных владельцев замков…» [Лебедева, 2000: 142].
Спустя боле чемполвека широкомасштабные археологические раскопки, проведен-
ные натерритории Средней Азии, дали много новых материалов поархитектуре ре-
гиона. Эти данные позволили вновь обратиться кзаключениям С. К.Кабанова. Приво-
дим краткое описание памятника.
Аултепе— это развалины отдельно стоящего здания, непосредственно ккоторо-
му немогли примыкать другие постройки из-заокружавшего его стрех сторон рвов
оборонительного значения, асодной стороны (южной) внешняя стена была возведе-
на накраю террасы. Хозяйственные постройки (стойла дляскота, склады) могли быть
только зарвом, науровне третьей террасы; они были разрушены обитателями более
позднего поселения. Размеры сохранившейся части здания науровне пола 33x27 м; до-
статочно точно устанавливается, чтопротяженность здания свостока назапад непре-
вышала 34 м.
Здание прямоугольное, вытянутое свостока назапад, возможно, сбашенными вы-
ступами науглах; ориентировка сторон здания постранам света почти правильная,
снебольшим смещением почасовой стрелке. Организующим архитектурным элемен-
том внутреннего пространства был обходной коридор сдлиной сторон около 20 м, охва-
тывающий центральный жилой массив совсех сторон [Кабанов, 1958: 146]. Централь-
ный массив состоит изшести помещений, разделенных навосточную изападную ча-
сти двумя узкими проходными помещениями. Одно изних, какмы увидим ниже, было
лестничной клеткой, другое, по-видимому, хозяйственным помещением.
Навнешней стороне коридора расположены дверные проемы впомещения, обрам-
ляющие совсех сторон центральный массив, кроме южной, ирасположенные водин
ряд, соответственно, скаждой стороны. Характерная особенность планировки вне-
шнего обвода— правильное чередование больших ималых помещений. Поданным
С. К.Кабанова, сохранилось 21 помещение, если считать попервоначальному плану,
два изних несохранились (вюго-западном углу) [Кабанов, 1958: 148]. Всего, таким
образом, было 23, изних 8 небольших и8 больших помещений внешнего обвода. Два
больших помещения были разделены надве почти равные части стенкой изсырцово-
го кирпича, причем обе части этих помещений соединены проемами. Какуказывалось
выше, вцентральном массиве было шесть жилых помещений, изних пять разделены
надве части, причем три изних перекрыты наглухо. Вомногих помещениях устроены
невысокие суфы (возвышения), высотой 10–20 см, шириной около 90 см.
Помещение 2 (западу отвходного коридора) имеет размеры 4,3×4,07 м; Наполу по-
мещения вдоль всех стен, кроме южной, всередине которой обнаружен проем, веду-
Nations and religions of Eurasia 2020 № 2 (23). P. 7–20
12
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
щий вкоридор, устроена невысокая (15–20 см) суфа, взападной стороне недостигав-
шая южной стены; ширина суфы 0,85–1 м. Помещение 3 (западу отпомещения 2)
2,5×2,1 м; Вэтой комнате относительно хорошо сохранился дверной проем, перекры-
тый полуциркульной аркой высотой 1,9 м. Помещение 4 (всеверо-западном углу зда-
ния) имеет размеры 3,8×3,8 м; позже стенкой была разделена надве почти равные, со-
единенные проемом комнаты (наплане— 6 и7). Помещение 4 небольшое (2,5×2,1 м),
слегка вытянутое свостока назапад, сдвумя проемами всеверо-восточном углу, один
изкоторых (ввосточной стене) вел вкоридор, второй (всеверной стене)— вуже опи-
санное помещение, находившееся вугловой (северо-западной) части здания. Пол по-
мещения обнаружен наглубине 2,3 м отуровня сохранившейся части восточной сте-
ны; западная стена, остатки которой расположены ниже посклону, сохранились ввы-
соту на1,2 м. Пол плотный, серый, всеверо-западном углу расчищены глинобитная
суфа (высота 10 см) ивозле нее пятно обожженной земли.
Характерная особенность напластований помещения 5, расположенного южнее по-
мещения 4,— наличие признаков обрушения состороны коридора; всоставе завала от-
мечены большие прослойки изкомков пахсы, видимо, отразрушенных стен. Вдоль всех
стен проложена суфа высотой 15 см ишириной до1 м. Кроме керамики, наполу этого
помещения было много золы. Размеры помещения 4,2×3,7 м, вытянутость ссевера наюг.
Южнее сохранилось небольшое помещение 8 иодин изуголков очередного помещения.
Всего подзападным склоном тепе раскрыты остатки четырех отдельных помещений.
Теперь переходим кописанию помещений восточной половины внешнего обво-
да. Квостоку отвходного коридора расчищено помещение, почти квадратное вплане
(4,3×4,1 м), симметричное помещению 2, новотличие отнего разделенное надве по-
ловины— южную исеверную (наплане помещения 9, 10). Это помещение разделено
стеной изсырцового кирпича, уложенного водин ряд торцами наружу, толщина сте-
ны 50 см; соединяющий обе части помещения проем находится возле западной стены,
ширина проема 80 см. Вотличие отпомещений 6–7, где между промежуточной стен-
кой исеверной стеной обнаружена штукатурка, здесь вместе смыкания стен штука-
турки неоказалось. Все помещение заполнено довольно плотной иоднородной жел-
той глиной снебольшой примесью малохарактерной керамики.
Квостоку отописанного помещения обнаружена небольшая (2,6×2 м) комната
(наплане помещение 11), вытянутая ссевера наюг. Всю северную часть помещения за-
нимает суфа. Проем ввосточной стене комнаты вел вещеодно помещение— 12, вна-
правлении ссевера наюг размер помещения 4,05 м; несомненно, чтопомещение было
квадратным илипочти квадратным. Вдоль стен были устроены широкие суфы; наполу
обнаружено гнездо отстолба. Повосточному фасу здания, южнее помещения 12, рас-
крыто небольшое (2,45×2,05 м) помещение 15. Впомещении 16 также хорошо выявля-
ется структура стен: внизу, упола, кладка изпахсы толщиной 80 см перекрыта двумя
рядами сырцового кирпича, положенного плашмя, затем опять полоса пахсовой клад-
ки толщиной 70 см, выровненная вверху одним рядом кирпича. Всередине восточного
фаса вскрыто небольшое помещение 24, находившееся между двумя большими комна-
тами (16 и22); размер помещения 2,35×2,05 см. Встенах хорошо выявляется комбини-
рованная кладка. Впомещении 22 обнаружен завал, неоднородный вовсех частях по-
Народы и религии Евразии 2020 № 2 (23). C. 7–20
13
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
мещения. Наюжном склоне тепа, увосточного края, выявлено помещение 21, пораз-
меру примерно равное ранее раскрытым небольшим помещениям (3, 12, 15), ноотли-
чающееся отних планировкой.
Теперь рассмотрим помещения центрального жилого массива. Здесь шесть круп-
ных жилых помещений, пять изних разделены перегородками надве комнаты сот-
дельными выходами вкоридор.
Всеверо-западном углу центрального массива раскрыто помещение 1, заполненное
завалом рыхлого грунта спримесью органических остатков икерамики. Вцелом разме-
ры помещения 4,15×3,85 м. Южнее помещения 1 раскрыто примерно такоеже помеще-
ние, разделенное надве комнаты входе использования (наплане 25 и13), сотдельны-
ми выходами вкоридор. Южнее помещения 13 (25), подповерхностью южного склона
тепа, обнаружено помещение, также разделенное надве части сплошной стеной, сдву-
мя дверными проемами, обращенными теперь всторону южного сектора коридора.
Трем помещениям западной части центрального жилого массива соответствуют
вплане три помещения восточной части. Помещение 19— самое северное, размерами
3,8×3,1 м, вытянуто ссевера наюг. С. К.Кабанов, основываясь наособенностям наслое-
ний впомещении 19 иналичию внем четырех зольных ям, предположил, чтоэто поме-
щение имело производственное назначение; возможно, здесь была кузница. Всередине
восточной части центрального массива раскрыто помещение 23, размером 4,5×3,65 м,
разделенное перегородкой надве комнаты; большое изкоторых (западное) располо-
жено вглубине помещения. Наюжном склоне тепе раскрыто довольно большое поме-
щение (20). Науровне 2,05 м отповерхности всохранившейся части стены обнаруже-
на тонкая перегородка, разделявшая помещение надве части— западную ивосточ-
ную. Каждая изчастей помещения имела отдельные проемы, ведущие водвор: проем
ввосточной части помещения выводил ввосточный сектор коридора, проем запад-
ной части вел кюгу.
Поданным С. К.Кабанова основную часть материалов, полученных прираскопках
Аултепе, составили фрагменты бытовой керамической посуды, типологически однород-
ные вовсех помещениях инавсех уровнях [Кабанов, 1958: 150]. Западная часть здания
дает относительно больше находок, обилием керамики отличались помещения 1, 2, 5
и17. Большие помещения восточной части (16 и22) оказались почти пустыми, срав-
нительно много керамики обнаружено впромежуточном небольшом помещении 24.
Особенность керамических материалов Аултепе выражается вналичии малого ко-
личества лепных сосудов [Кабанов, 1981: 79]. Найдено всего несколько фрагментов кот-
лов грубой лепки, один изкоторых довольно крупный, дающий представление оформе
верхней части сосуда. Среди керамики, изготовленной нагончарном круге, наиболее
характерная керамическая форма комплекса— высокие кубковидные чаши споддоном
илибезподдона, сосуды ввиде крынок сосливом, проделанным подвенчиком, впле-
чевой части сосуда; курильницы, кувшинчики различных видов, котлы дляприготов-
ления пищи, атакже хумы (средне- икрупноразмерные сосуды дляжидкостей илизер-
на). Также было найдено более трех десятков пряслиц, пуговиц, грузиков дляверти-
кального ткацкого станка, «шашлычницы», илиочажные подставки, каменные изде-
лия— зернотерки, жернова, точила, терки разных видов, бусы изразличных материа-
Nations and religions of Eurasia 2020 № 2 (23). P. 7–20
14
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
лов, два медных перстня, орудия производства изжелеза, главным образом прямые
исерповидные ножи, небольшая теша (тесло). Кроме того, прираскопках Аултепе было
обнаружено пять монет, одна изних серебряная ичетыре медные, названные условно
нахшебскими. Таким образом, опираясь накерамические инумизматические данные,
С. К.Кабанов предполагал, чтопамятник Аултепе неможет быть древнее середины Vв.,
чтоубедительно подтверждают обнаруженные здесь монеты, чеканенные вподража-
нии монетам Варахрана V [Кабанов, 1981: 79].
Какмы видели выше, жилые помещения памятника значительно отличаются отдру-
гих замков раннего Средневековья. Судя посравнительному анализу сдругими замка-
ми Средней Азии иплану помещений, атакже поосновным критериям замков, мож-
но выяснить своеобразные особенности памятника Аултепе.
Во-первых, памятник, вотличие отдругих замков, нехарактеризуется, чтоотме-
чали С. Г.Хмельницкий иВ. А.Нильсен, обороноспособностью. Памятник постро-
ен в500 м севернее реки, накраю третьей террасы. Высота бугра отподошвы сюга 7 м,
нонадтеррасой он возвышался только на3 м. Это подтверждает, чтопамятник был
построен наобычном возвышенном месте, безкаких-либо искусственных платформ.
Стратиграфические разрезы помещений 15 и16 показали, чтостены иполы памятни-
ка были построены прямо надматериком [Кабанов, 1981: 46–47]. Гипотеза отрадици-
онном замке счетырьмя угловыми башнеобразными сооружениями, которые видны
вреконструкциях С. К.Кабанова, также неподтверждается. Спустя 10лет после от-
крытия основного здания АултепеВ. А.Нильсен уже всвоих реконструкциях отрица-
ет первоначальную оценку, данную С. К.Кабановым [Нильсен 1966: 137, рис. 48] (см.
рис. 1). Ещёодин недостающий элемент, усиливающий оборону мощных стен замка,—
бойницы, также отсутствует встенах Аултепе.
Во-вторых, отсутствуют какие-либо парадные илислужебно-бытовые помещения,
предающие основному зданию полноценный характер, присущий замкам илидворцам
богатых «дихканов». Наплане Аултепе мы невидим ниодного помещения, соответ-
ствующего критериям парадной гостиной— «мехманханы». Также ниводном изжи-
лых помещений необнаружены очаги, пригодные дляприготовления пищи. Признаки
такого очага ввиде обожженного пятна наполу устены, ограждённого кусками кир-
пичей, поставленных наребро, найдены только водном помещении (вцентральной
части), определенное нами какхозяйственное. Вдвух помещениях были зольные ямы,
втрех других— пятна обожженной земли случайного характера.
С. К.Кабанов, судя поналичию вцентре здания капитальной лестничной клетки
спандусом, предполагал существование второго этажа надцентральным жилым мас-
сивом. Ноон предполагал, что«… план второго этажа восновном соответствовал пла-
ну нижнего этажа, судя поего массивным стенам, способным выдержать тяжесть вы-
шерасположенных конструкций», чтопротиворечит егоже мнению осуществовании
парадной гостиной— «михманханы» навтором этаже строения;
В-третьих, основные керамические изделия, происходящие израскопов Аултепе,
также отличаются отаналогичных материалов вблиз расположенных замках. Это отме-
чалось иавтором раскопа: «…поразительный факт, чтопамятники (Аултепе иДжангал-
тепе) столь близкие территориально (1,5 км) и, надо полагать, хронологически, втоже
Народы и религии Евразии 2020 № 2 (23). C. 7–20
15
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
время столь различны похарактеру культуры. … если наАултепе изделия лепной ра-
боты, даже вофрагментах, встречались лишь изредка, тонаДжангалтепа они состав-
ляли неменее половины всех материалов…» [Кабанов 1981: 78–79].
Таким образом, выше отмеченные особенности архитектуры основного здания па-
мятника, атакже находки, полученные вовремя раскопок, недают основания считать
Аултепе замком местного дихканина, чтопредполагалось С. К.Кабановым. Втаком слу-
чае возникает вопрос: если незамок, токаким было предназначение такого монумен-
тального сооружения ипочему материалы, найденные здесь, также резко отличаются
отсоседних памятников?
Решение этих несоответствий С. К.Кабанов обосновал стем, что«… резкое отли-
чие культуры, представленной Аултепе, откультуры хронологически итерриториаль-
но близкой ей Джангальтепа дает основание полагать, чтонекий представитель согдий-
ской аристократии вместе сподвластным ему населением покинул оазис верхней части
Зарафшана и, перешедший горный хребет (это всего 2–3 дня пути длявсадника), занял
удобные дляорошения ималонаселенные земли всредней части долины Кашкадарьи».
Нонасегодняшний день данные постратиграфии городища Еркурган дают нам
основание, чтокерамическое производство Аултепе нетолько тесно связано ссамар-
кандским Согдом, ноитакже совместимы скерамическим производством Еркургана
[Исамиддинов, 1984: 118]. Аналичие изделий, родственных керамике самаркандского
Согда, можно объяснить культурными взаимосвязями двух регионов. Здесь своеоб-
разность заключается втом, чтоосновные керамические материалы гончарного про-
изводства являются типологически редкими дляСредней Азии V–VIвв. Вэтот пери-
од нетолько наЕркургане (40 % керамического материала), ноиповсей Средней Азии
наблюдается внедрение кочевнических традиций вгончарное производство [Исамид-
динов, 1984: 151–152].
Путем сравнительно-сопоставительного анализа можно объяснить планировоч-
ное своеобразие Аултепе. Вобщем плане можно увидеть своеобразную закономер-
ность расположения помещений: сначала большое помещение сосуфами, после него
малые помещения безсуф. Все помещения обводного коридора были сооружены со-
ответственно. Размеры некоторых помещений варьируют, ноэто невлияет назаконо-
мерность ихрасположения. Большие помещения ссуфами, очевидно, были предна-
значены дляжилья, новмалых помещениях незафиксированы суфы. Исходя изэтого
можно предположить, чтоони предназначались дляхранилищ. Иукаждого большо-
го помещения рядом находилось малое помещение-хранилище. Сэтой точки зрения
можно увидеть 12 подобных комплексов (жилое помещение схранилищем). Функцио-
нальное назначение памятника вцелом становится понятным всопоставлении спла-
нировкой ранее открытых архитектурных сооружений Согда исоседних сним регио-
нов, истановится очевидной редкость сооружений спланировкой, аналогичной пла-
нировке Аултепе. Наиболее близкие аналогии обнаруживаются вгородище Ханабад-
тепе вТашкентском оазисе.
Входе археологических работ напамятнике выявлено уникальное сооружение сот-
крытым двором (50 x 31 м), обращенными кнему дверными проемами коридорооб-
разных помещений, расположенных попериметру двора [Древности Ташкента, 1976:
Nations and religions of Eurasia 2020 № 2 (23). P. 7–20