НАРОДЫ И РЕЛИГИИ
ЕВРАЗИИ
Барнаул
Издательство
Алтайского государственного
университета
2021
ISSN 2542-2332 (Print)
ISSN 2686-8040 (Online)
2021 Том 27, № 2
Издание основано в2007г.
Учредитель: ФГБОУ ВО «Алтайский государственный университет»
Главный редактор:
П. К.Дашковский, доктор исторических наук (Россия, Барнаул)
Международный совет:
Ш.Мустафаев, доктор исторических наук, академик АН Азербайджана, (Азербайджан, Баку),
А. С.Жанбосинова, доктор исторических наук (Казахстан, Нурсултан)
С. Д.Атдаев, кандидат исторических наук (Туркменистан, Ашхабад)
Н. И.Осмонова, доктор философских наук (Кыргыстан, Бишкек)
Ц.Степанов, доктор исторических наук (Болгария, София)
З. С.Самашев, доктор исторических наук (Казахстан, Нурсултан)
А. М.Досымбаева, доктор исторических наук (Казахстан, Нурсултан)
М.Гантуяа, Ph.D. (Монголия, г. Улан-Батор)
И.Ёсиро, доктор гуманитарных наук (Япония, г. Токио)
И. В.Саблин, доктор исторических наук (Германия. Гейдельберг)
Е.Смоларц, PhD (Германия, Бон)
Х.Омархали, доктор философских наук (Германия, Берлин)
Редакционная коллегия:
С. А.Васютин, доктор исторических наук (Россия, Кемерово)
Н. Л.Жуковская, доктор исторических наук (Россия, Москва)
А. П.Забияко, доктор философских наук (Россия, Благовещенск)
А. А.Тишкин, доктор исторических наук (Россия, Барнаул)
Н. А.Томилов, доктор исторических наук (Россия, Омск)
Т. Д.Скрынникова, доктор исторических наук (Россия, Санкт-Петербург)
О. М.Хомушку, доктор философских наук (Россия, Кызыл)
М. М.Шахнович, доктор философских наук (Россия, Санкт-Петербург)
Е. С.Элбакян, доктор философских наук, (Москва, Россия)
Л. И.Шерстова, доктор исторических наук (Россия, Томск)
А. Г.Ситдиков, доктор исторических наук (Россия, Казань)
М. М.Содномпилова, д.и.н., (Улан-Удэ, Россия)
К. А.Колобова, доктор исторических наук (Россия, г. Новосибирск)
Е. А.Шершнева (отв. секретарь), кандидат исторических наук (Россия, Барнаул)
Редакционный совет:
Л. Н.Ермоленко, доктор исторических наук (Россия, Кемерово)
Ю. А.Лысенко, доктор исторических наук (Россия, Барнаул)
Л. С.Марсадолов, доктор культурологии (Россия, Санкт-Петербург)
Г. Г.Пиков, доктор исторических наук, доктор культурологии (Россия, Новосибирск)
А. В.Горбатов, доктор исторических наук (Кемерово, Россия)
К. А.Руденко, доктор исторических наук (Россия, Казань)
А. К.Погасий, доктор философских наук (Россия, Казань)
С. А.Яценко, доктор исторических наук (Россия, Москва)
С. В.Любичанковский, доктор исторических наук (Оренбург, Россия)
А. Д.Таиров, доктор исторических наук (Челябинск, Россия).
А. В.Бауло, доктор исторических наук (Россия, Новосибирск)
Д. В.Папин, кандидат исторических наук (Россия, Новосибирск)
Журнал утвержден научно-техническим советом Алтайского государственного университета
изарегистрирован Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и
массовых коммуникаций. Свидетельство орегистрации ПИ № ФС 77–78911 от07.08.2020г.
Все права защищены. Ниодна изчастей журнала либо издание вцелом немогут быть перепечатаны
безписьменного разрешения авторов илииздателя.
Адрес редакции: 656049, Барнаул, ул. Димитрова, 66,
Алтайский государственный университет, кафедра религиоведения России, национальных
игосударственно-конфессиональных отношений.
© Оформление. Издательство Алтайского госуниверситета, 2021
ISSN 2542-2332 (Print)
ISSN 2686-8040 (Online)
2021 Vol. 27, № 2
NATIONS AND RELIGIONS
OF THE EURASIA
Barnaul
Publishing house
of Altai State University
2021
e journal was founded in 2007
e founder of the journal is Altai State University
Executive editor:
P. K.Dashkovskiy, doctor of historical sciences (Russia, Barnaul)
International council:
Sh. Mustafayev, doctor of historical sciences, аcademician of the Academy of ыciences of Azerbaijan,
(Azerbaijan, Baku),
A. S.Zhanbosinova, doctor of historical sciences (Kazakhstan, Nursultan)
S. D.Atdaev, candidate of historical sciences (Turkmenistan, Ashgabat)
N. I.Osmonova, doctor of philosophical sciences (Kyrgyzstan, Bishkek)
Ts. Stepanov, doctor of historical sciences (Bulgariy, Soy)
Z. S.Samashev, doctor of historical sciences (Kazakhstan, Nursultan)
A. M.Dossymbaeva, doctor of historical sciences (Kazakhstan, Nursultan)
M.Gantuya, Ph.D. (Mongolia, Ulaanbaatar)
Y.Ikeda, doctor of humanities (Tokyo, Japan)
I. V.Sablin, doctor of historical sciences (Germany. Heidelberg)
E.Smolarts, PhD (Germany, Bon)
Kh. Omarkhali, doctor of philosophy (Germany, Berlin)
Editorial team:
S. A.Vasyutin, doctor of historical sciences (Russia, Kemerovo)
N. L.Zhukovskaya, doctor of historical sciences (Russia, Moscow)
A. P.Zabiyako, doctor of philosophical sciences (Russia, Blagoveshchensk)
A. A.Tishkin, doctor of historical sciences (Russia, Barnaul)
N. A.Tomilov, doctor of historical sciences (Russia, Omsk)
T. D.Skrynnikova, doctor of historical sciences (Russia, St. Petersburg)
O. M.Khomushku, doctor of philosophical sciences (Russia, Kyzyl)
M. M.Shakhnovich, doctor of philosophical sciences (Russia, St. Petersburg)
E. S.Elbakyan, doctor of philosophical sciences (Moscow, Russia)
L. I.Sherstova, doctor of historical sciences (Russia, Tomsk)
A. G.Sitdikov, doctor of historical sciences (Russia, Kazan)
M. M.Sodnompilova, doctor of historical sciences (Ulan-Ude, Russia)
K. A.Kolobova, doctor of historical sciences (Russia, Novosibirsk)
E. A.Shershneva (executive secretary), candidate of historical sciences (Russia, Barnaul)
Editorial Council:
L. N.Ermolenko, doctor of historical sciences (Russia, Kemerovo)
Yu. A.Lysenko, doctor of historical sciences (Russia, Barnaul)
L. S.Marsadolov, doctor of Culturology (Russia, St. Petersburg)
G. G.Pikov, doctor of historical sciences, doctor of cultural studies (Russia, Novosibirsk)
A. V.Gorbatov, doctor of historical sciences (Kemerovo, Russia)
K. A.Rudenko, doctor of historical sciences (Russia, Kazan)
A. K.Pogasiy, doctor of philosophical sciences (Russia, Kazan)
S. A.Yatsenko, doctor of historical sciences (Russia, Moscow)
S. V.Lyubichankovsky, doctor of historical sciences (Orenburg, Russia)
A. D.Tairov, doctor of historical sciences (Chelyabinsk, Russia).
A. V.Baulo, doctor of historical sciences (Russia, Novosibirsk)
D. V.Papin, candidate of historical sciences (Russia, Novosibirsk)
Approved for publication by the Joint Scientic and Technical Council of Altai State University. All rights reserved.
No publication in whole or in part may be reproduced without the written permission of the authors or the publisher.
Registered with the RF Committee on Printing. Registration certicate PI № ФС 77–78911.
Registration date 07.08.2020г.
Editorial oce address: 656049, Barnaul, ul. Dimitrova, 66, Altai State University, Department
of regional studies of Russia, national and state-confessional relations.
© Altai State University Publisher, 2021
СОДЕРЖАНИЕ
НАРОДЫ И РЕЛИГИИ ЕВРАЗИИ
2021 Том 27, № 2
Раздел I
АРХЕОЛОГИЯ ИЭТНОКУЛЬТУРНАЯ ИСТОРИЯ
НуржановА. А., ТерноваяГ. А.Находка керамического сосуда
сросписью нагородище Кастек-1 в2019г. ...............................................................................7
ЯрыгинС. А., ИльдеряковН. Н.Погребение «пазырыкского типа»
намогильнике Таусамалы ...........................................................................................................23
ДашковскийП. К.Исследование кургана № 22 пазырыкской культуры
намогильнике Ханкаринский дол (Алтай) .............................................................................40
СериковЮ. Б.Культовые комплексы итопографические особенности
мезолитических святилищ Среднего Урала ...........................................................................54
СерегинН. Н., ТишкинА. А., МатренинС. С., ПаршиковаТ. С.Пряслица
изнекрополя жужанского времени комплекса Чобурак-I (Северный Алтай) .............69
СерегинН. Н., ДеминМ. А., МатренинС. С.Объекты сяньбийского времени
комплекса Карбан-I (Cеверный Алтай) ...................................................................................81
Раздел II
ЭТНОЛОГИЯ ИНАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА
БурнаковВ. А.Баран втрадиционных сакральных практиках хакасов
(конец XIX— середина XXв.) ....................................................................................................92
ДробышевЮ. И.Образ монгольских завоевателей взападных ивосточных
источниках (опыт сравнительного анализа) ........................................................................106
Раздел III
РЕЛИГИОВЕДЕНИЕ ИГОСУДАРСТВЕННО-КОНФЕССИОНАЛЬНАЯ
ПОЛИТИКА
НикольскаяТ. К.Возрождение иликризис? Вызовы «перестройки»
вконфессиях русского протестантизма ................................................................................ 121
ОжередовЮ. И.Сакральная топография некрополей нарымских
палеоселькупов ............................................................................................................................132
ДашковскийП. К., ГончароваН. С.Некоторые аспекты государственного
контроля задеятельностью религиозных общин вХакасии впервой половине
1980-х гг. .........................................................................................................................................163
РЕЦЕНЗИИ
КалиеваС. А., АкымбекЕ. Ш.Рецензия накн.: ЗиняковН. М., СавельеваТ. В.
Палеоэкономика средневековых городов Илийской долины VIII–XIVвв.
(поархеологическим источникам) : монография. Алматы, 2020. 520 с., илл.
(наказ., рус., англ. яз.) ............................................................................................................... 180
ДЛЯАВТОРОВ ..........................................................................................................................194
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
CONTENT
NATIONS AND RELIGIONS OF THE EURASIA
2021 Vol. 27, № 2
Section I
ARCHAEOLOGY AND ETNO-CULTURAL HISTORY
NurzhanovA. A., TernovayaG. A.Find of ceramic vessel with painting on the
Kastek-1 city-site in 2019 .................................................................................................................7
YaryginS. A., IlderyakovN. N.Burial of the “Pazyryk type” at the Tausamaly
burial ground ...................................................................................................................................23
DashkovskiyP. К.STudy of mound № 22 of the pazyryk culture at the Khankarinsky
dol burial ground (Altai) ................................................................................................................40
SericovYu. B.Cult complexes and topographical features of mesolithic sanctyarys
in the middle Urals ..........................................................................................................................54
SereginN. N., TishkinA. A., MatreninS. S., ParshikovaT. S.Spindles from the
necropolis of rouran time of Choburak-I complex (North Altai) ............................................69
SereginN. N., DeminM. A.MatreninS. S.Оbjects of xianbei period of the Karban-I
complex (Northern Altai) ..............................................................................................................81
Section II
ETHNOLOGY AND NATIONAL POLICY
BurnakovV. A.e ram in the traditional sacred practices of the khakas
(late XIX— mid XX century) .......................................................................................................92
DrobyshevYu. I.e image of the mongol conquerors in western and eastern sources
(experience of a comparative analysis) ......................................................................................106
Section III
RELIGIOUS STUDIES AND STATE-CONFESSIONAL RELATIONS
NikolskayaT. K.Revival or crisis? Challenges of “Perestroika” for the confessions
of russian Protestantism ...............................................................................................................121
OzheredovY.I Sacral topography of the burial sites of narym paleo-selkups .......................132
DashkovskiyP. К., GoncharovaN. S.Some aspects of state control over the activities
of religious communities in Khakassia in the rst half of the 1980s ......................................163
REVIEWS
KalievaS. A.AkymbekE. Sh.Reference. ZinyakovN. M.,
SavelyevaT. V.Paleoeconomics of Medieval Towns of the Ili Valley VIII–XIV cc.
(According to Archaeological Sources). Almaty, 2020. 520 p., ill. (in Kazakh,
Russian, English). ISBN 978–601–7106–46–1 ......................................................................... 180
FOR AUTHORS ...........................................................................................................................194
132
Народы и религии Евразии 2021 № 2 (27). C. 132–162.
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
УДК 29. (299, 299.1,299.4);39 (393,395,398)
DOI: 10.14258/nreur(2021)2–10
Ю. И. Ожередов
Институт исследования Монгольского Алтая, Томск (Россия)
САКРАЛЬНАЯ ТОПОГРАФИЯ НЕКРОПОЛЕЙ
НАРЫМСКИХ ПАЛЕОСЕЛЬКУПОВ
Настоящее исследование посвящено слабоизученной проблеме топографической
локализации некрополей нарымских (южных) селькупов XVI–XVIIвв. Работа затраги-
вает два взаимосвязанных аспекта. Первый касается изучения морфологии размеще-
ния археологически иэтнографически зарегистрированных иизученных могильников.
Второй направлен навыяснения критериев отбора мест дляустройства средневековых
могильников икладбищ нового времени. Учитывая тот факт, чтолюди сотни лет хо-
ронили наодних местах, однажды определившиеся критерии имели устойчивый, дол-
говременный характер. Наосновании данных этнографии приоритет приустройстве
некрополей часто определялся поформальным признакам эстетического ибытового
свойства. Однако входе исследования установлено, чтоутилитарные признаки имели
важное, нонерешающее значение. Основополагающими привыборе места являлись
метафизические его свойства. Приформальном иметафизическом отборе природные
объекты— река, дерево очеловечивались, отождествляясь сженским телом иприпи-
сываемым ему ирреальным возможностям. Наоснове последних рождались мифоло-
гические метаморфозы, возникали погребальные церемонии иритуалы, остатки ко-
торых регистрирует археология.
Ключевые слова Среднее Приобье, «селькупские» реки Обь, Тым, Васюган, Кён-
га, Чая, селькупы «шиешгула», некрополь, могильник, женщина, река, дерево, развил-
ка (угол), загробный мир.
Y. I. Ozheredov
Ph Institute of Mongolian Altai Research, Tomsk (Russia)
SACRAL TOPOGRAPHY OF THE BURIAL SITES
OF NARYM PALEO-SELKUPS
e main focus of this study is the topic that hasnt received sucient attention in scientic
circles, namely the principals of topographic localization of Narym (South) Selkup necropolis
in 16–17 centuries. e work looks at two interrelated aspects of the problem. Firstly, the
morphology of the location of the burials documented in archaeological and ethnographic
133
Nations and religions of Eurasia 2021 № 2 (27). P. 132–162.
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
materials. Secondly, identifying the criteria for choosing the location for medieval burial
complexes and modern history cemeteries. Considering the fact that people buried at the
same locations for hundreds of years, once established criteria had to have a very solid and
long lasting ground. According to the ethnographic materials, the priority in choosing the
location for necropolis was based on esthetic and practical characteristics. However, this paper
demonstrates that utilitarian qualities had an important, but not the main role. e key criteria
was metaphysical in its nature. During the formal and metaphysical selection of the natural
elements, such as rivers and trees, they were given human qualities and were associated with
female body and with its surreal abilities. Based on the later, mythological metamorphosis were
created, burial ceremonies and rites would appear, which was demonstrated in archaeological
materials.
Keywords: middle Near-Ob’ river,’ Selkup rivers Ob, Tym, Vasyugan, Kyonga, Chaya,
Selkup “Shieshgula, necropolis, burial complex, woman, river, river, tree, fork (corner),
aerlife world
Ожередов Юрий Иванович, кандидат исторических наук, иностранный научный
сотрудник Института исследования Монгольского Алтая. Адрес дляконтактов:
nohoister@gmail.com
Ozheredov Yuri Ivanovich, candidate of historical sciences, researcher at the Mongolian
Altai Research Institute. Contact address: nohoister@gmail.com
Введение
Впервые широкомасштабные стационарные археологические исследования сред-
невековых некрополей южных (нарымских) селькупов были предприняты в1930-е гг.
директором Нарымского окружного музея П. И.Кутафьевым. Среди вопросов тра-
диционной обрядовой практики исследователь затронул ипроблему размещения не-
крополей вприродно-ландшафтном окружении. Систематизация иобобщение ис-
точников, полученных входе раскопок начетырех крупных притоках Оби впреде-
лах Нарымского Приобья (Васюган, Тым, Кеть, Парабель), позволили автору офор-
мить собственное видение проблемы, изложенное им настраницах четырехтомно-
го научного отчета [Кутафьев, 1938]. Дальнейшее исследование погребального обря-
да нарымских селькупов было продолжено группой ученых Томского университета
иТомского педагогического института в1946–1950-е гг. исразной степенью интен-
сивности продолжается донаших дней. Массовые раскопки селькупских некропо-
лей II тыс. наОби иЧулыме были развернуты профессором А. П.Дульзоном, оста-
вившим серию публикаций, сохраняющих досих пор значение важнейших источни-
ков. Вихчисле сводный труд подназванием «Археологические памятники Томской
области [Дульзон, 1953: 127–334; 1955: 97–154; 1956: 89–316]. Обобщающие материа-
лы справочного характера, накопленные напротяжении более чемстолетнего перио-
да исследований Томско-Нарымского Приобья, были опубликованы вначале 1990,
1993гг. вдвухтомной «Археологической карте Томской области» [Чиндина, Яковлев,
Ожередов, 1990; Ожередов, Яковлев, 1993].
134
Народы и религии Евразии 2021 № 2 (27). C. 132–162.
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
Натурная локализация некрополей нарымских селькупов
Топография размещения средневековых могильников ипоздних кладбищ сельку-
пов была изучена напримерах некрополей XII–XIXвв., оставленных несколькими эт-
но-диалектными группами. Наиболее представительным массивом явились материа-
лы погребальных комплексов, располагавшихся, поданным Г. И.Пелих, натеррито-
рии расселения группы палеоселькупов «шиешгула» (шешгула, шоешгула) (могильни-
ки Барклай, Тискинский идр.). Ближе кконцу XVIIв. поддавлением хантов, двинув-
шихся ссевера поднапором русских завоеваний, группа раскололась ипотеряла моно-
литность. Последние этнографически обозримые «шиешгула» кприходу русских ком-
пактно проживали внебольшом треугольнике обского левобережья, образуемом рус-
лом реки Оби ивпадающей внее Чаи. Кроме того, Е. Д.Прокофьева упоминала о«ши-
ешгула» наВасюгане, соговоркой, чтонекогда им принадлежало почти все васюган-
ское левобережье. Другая часть группы начала движение насеверо-восток, наТым
иВах споследующим оттоком вТазовско-Туруханский район, где шел процесс фор-
мирования новой самодийской группы— северных селькупов [Пелих, 1981: 49, 53, 61,
рис. 2]. Вовремя пребывания вТуруханске (1739г.) Г. Ф.Миллер отметил созвучный
термин Schöselgub усеверных селькупов, аА.Кастрен, всвою очередь, зафиксировал
уюжных селькупов наОби выше Нарыма созвучие Schösch-com [Боброва, Рыкун, Туч-
ков, Чернова, 2016:166].
Анализ источников показывает, чторазмещение некрополей селькупов иихсред-
невековых предков основывалось насинтезе устойчивых принципов прагматическо-
го исимволического свойства. Поархеологическим иэтнографическим данным часть
некрополей занимала возвышенные участки правобережных речных террас (Остяцкая
Гора I, II, Пачанга, Прорвинский). Наивысшая точка террасы, где разместился «Остяц-
кий могильник» (Остяцкая гора) усела Молчаново, достигал 42 м. Отдельные сведе-
ния отопографии могильников Нарымского Приобья II тыс. находим вописаниях
А. П.Дульзона, зафиксировавшего наразных участках разноплановые памятники, пред-
ставлявшие собой «небольшую группу курганов, расположенных… намысу отдельной
горы иливысокого яра…, небольшую (илибольшую) группу курганов,… вдоль обры-
ва берега…» [Дульзон, 1953: 133–134; 1955: 97]. Другие некрополи устраивали наменее
выраженных участках высотой впределах 3–15 м (Кустовский, Сухая Речка, Тискин-
ский идр.). Известны случаи нахождения могильников насовсем незначительных подъ-
емах рельефа впоймах статусных рек (Барклай нареке Чая) [Чиндина, Яковлев, Ожере-
дов, 1990: 86, 98, 102–103, 200, 234; Ожередов, 1998: 206; 2001а: 26; 2001б: 84–85]. Круп-
ные средневековые могильники, возникшие навысоких береговых ярах, часто форми-
ровались внескольких горизонтах речной террасы: часть навершине, другие подней
(Остяцкая гора) [Дульзон, 1955: 97–98]. Приэтом важно учитывать, чтонатурфилософ-
ское илимифологическое мышление недопускает отступлений отканонических пред-
писаний, закрепленных традицией (обычаем), втом числе условий приустройстве жи-
лых ипогребальных комплексов [Подосинов, 1999: 21].
Приизвестном локальном разнообразии размещения некрополей отчетливо видно,
чтововсе времена селькупы иихпредки предпочитали хоронить умерших вунифици-
рованной ландшафтной обстановке: навысоких местах, защищенных отвесенних па-
135
Nations and religions of Eurasia 2021 № 2 (27). P. 132–162.
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
водков идругих природных катаклизмов. Обычно поберегам рек, назаметных высту-
пах-мысах (кладбище увпадении р. Компас вТым, могильник, могильник икладбище
уп. Усть-Озерный наКети) [Пелих, 1972:62, 63,64]. Однако приочевидной правоте дан-
ного объяснения оно неявляется решающим. Анализ селькупского мифопоэтического
наследия подсказывает, чтоимеется более веская тому причина. Ноначнем попоряд-
ку. Поэтнографическим данным селькупам известны две модели мироздания ссоот-
ветствующими вариантами размещения загробного мира— горизонтальная (линей-
ная) ивертикальная [Прокофьева, 1976: 113]. Здесь нет ничего уникального, посути,
это универсальные представления омире, известные многим народам Евразии [Тока-
рев, 210а: 210–262; 2010б: 457–470].
Модель подномером один располагает мироздание вгоризонтальной плоскости,
аее символом иинфраструктурой является река. Мир мертвых, поселькупским пред-
ставлениям, находится насевере, где устья рек вливаются вморе мертвых, наберегу
которого стоит город мертвых. Усопшие отправляются туда ногами вниз потечению,
аихдуши переносятся впотусторонний мир [Доннер, 2008: 71; Пелих, 1972: 62; Сте-
панова, 2008: 34].
Вторая модель рисует вертикальное устройство, воснову которого положена идея
перемещения душ умерших изсреднего мира живых внебесный верхний иливниж-
ний подземный мир. Символом иинфраструктурой этой модели является мировое
(священное, «шаманское») дерево. Поселькупскому поверью души людей после похо-
рон попадают вкорневища деревьев, откуда вобличье паука (жука) совершают путе-
шествие вверх постволу икроне, восходящей внебеса. После восхождения души умер-
ших ожидали вселения втела новорожденных. Согласно преданию, каждое утро небес-
ная мать жизнедательница ылында кота посылает рождающимся людям души након-
чиках первых лучей солнца. Вязыке селькупов слово ильсат (луч) означает идуша. Ко-
гда наженщину упадет луч солнца, она забеременеет [Прокофьева, 1952:102; 1976: 107;
Степанова, 2008: 39, 119].
Сходные воззрения присущи целому ряду сибирских народов. Эвенки верили,
чтовкроне мирового (священного) дерева живут души нерожденных детей [Окладни-
кова, 1995: 248], аханты полагали, чтоналичие илиотсутствие детей зависит отволеизъ-
явления священных деревьев [Кулемзин, 1984: 104]. Данная схема ориентирована напе-
ремещение душ повертикали, асимволической лестницей внебо служили выдающиеся
деревья навысоких местах, зримо сокращавшие путь донеба. Втундре, где нет высоких
деревьев, длявосхождения кнебу сооружались специальные лестницы. Сакральным де-
ревом повсеместно почитались береза илиственница. Особенно много преданий связа-
но сберезой. Селькупы «верили вособую власть березы надзлыми духами идаже сти-
хией»: вовремя грозы махали берестяными флажками, чтобы молния «непопала, куда
ненадо» [Прокофьева, 1976: 111, 114–115; 1981: 55; Хэкель, 2001: 47, 72–74]. Нуминозность
березовой древесины подтверждает тот факт, чтоона шла наизготовление деталей ша-
манских бубнов, аручками им служили подработанные развилки ветвей [Прокофьева,
1981: 53, 55]. Считалось, чтозаготовки длясвященных изделий мастерам давала Небес-
ная Мать, алюди, поселькупским понятиям, произошли отберезы [Кулемзин, 1984: 166;
Прокофьева, 1952: 102; Пелих, 1972: 113–114; Степанова, 2008: 48–49].
136
Народы и религии Евразии 2021 № 2 (27). C. 132–162.
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
«Светлым» деревом селькупы также почитали лиственницу, связывая ее ссолнцем,
небом и«светлыми» птицами— орлом, журавлем идр. Немаловажным вданном тексте
поводом явились ее параметры: лиственницы— самые высокие изсеверных деревьев,
следовательно, ихкроны достигают неба раньше других [Прокофьева, 1976: 114–115].
Понятие «мировое древо» имеет универсальный характер ипринято многими культу-
рами мира. Вкитайской мифологии сним ассоциируется дерево цзяньму, «доходившее
донеба». Подобных примеров вмировой практике бесконечно много, новне зависи-
мости отширокой вариабельности вархаических верованиях дерево устойчиво осмыс-
ливается вкачестве axis mundi, вселенской оси, организующей иудерживающей кос-
мос [Голан, 1994: 156–157, 159; Прокофьева, 1952: 107, Топоров, 2010а: 216–217; Элиа-
де, 1999: 109, 267–270, 280–281].
Следует сказать, чтовремя соединило, казалосьбы, далекие воззрения. Е. Д.Про-
кофьева считала, что«синкретическое слияние двух моделей мироздания нашло окон-
чательное выражение вселькупском мифе, рассказывающем омировом дереве, про-
израстающем уначала мира вверховьях «настрелке рек Кедровки иОрла удома пра-
родительницы» (синонимичны значению мировой реки). Это дерево— береза, име-
нуемая сложным названием «кнебу икземле имя (жизнь) дающее жертвенное дерево».
Наего ветвях сидят орел икедровка, ависят солнце илуна [Прокофьева, 1952: 107].
Врезультате сближения идейных позиций река идерево вмиропонимании селькупов
стали абсолютно равнозначными аллоформами, часто подменяющими друг друга [Сте-
панова, 2008: 44–47, 53]. Данный взгляд соответствует расширенному культурологиче-
скому мнению [Топоров, 2010а: 227–228], нотребует дальнейшей детализации. Несмо-
тря набытующие влитературе аргументы, приизучении конкретных ситуаций стано-
вится ясно, чтосуществующие сегодня объяснения невсегда илиневполной мере от-
вечают наглавный вопрос проблемы, следовательно, неспособствуют формулирова-
нию приемлемой вовсех отношениях парадигмы топографии погребального обряда.
Принимая вовнимание, чторечь идет опоисках смыслов, длярешения стоящих за-
дач следует нафоне детального анализа прагматической стороны проблемы акценти-
ровать внимание насимволическом ее контексте, фокусируясь темсамым насущност-
ном сближении формальных исемиотических позиций.
Все началось сослов П. И.Кутафьева отом, чтоселькупы отправляли покойников
накладбища, располагавшиеся отихпоселков засотни километров вниз потечению
реки. Поего данным, «было только одно кладбище около Напаса, куда умерших свози-
ли совсего Тыма». Вдругом случае автор сообщал, что«современные поселения остя-
ков…, имеют только два кладбища— центральное около юрт Летний Напас иболее
позднее около юрт Кулеево» утафьев, 1938б: 7–8]. ПозжеА. П.Дульзон повторил сло-
ва предшественника, нодобавил, что«снедавнего времени хоронят около каждой де-
ревни» [1956: 231], анаЧулыме кладбища упоселков появились 30–40лет назад [Пе-
лих, 1962: 181]. Раньше мертвых «сверху» свозили, например, настарое инородческое
кладбище уд. Малиновка [Дульзон, 1956: 136]. ПозжеГ.ИПелих обозначила дистан-
цию посмертного путешествия в400–500 км, объясняя причину столь долгого пути не-
обходимостью доставки умерших кобщим кладбищам тадже (фратрий), располагав-
шимся внижнем течении ихтерриторий. Каждая изтаких структур охватывала реку
137
Nations and religions of Eurasia 2021 № 2 (27). P. 132–162.
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
илиотдельный ее участок. Кпримеру, локально-диалектная группа чумуль-куп дели-
лась начетыре тадже. Первая занимала Кёнгу (длина реки 498 км), вторая река Пара-
бель (длина река 308 км), образованную слиянием рек Чузик иКёнга [Пелих, 1962: 181].
В1964г. В. А.Дрёмов отметил, чтонародовое кладбище уп. Могильный Мыс наЧае
умерших свозили сдругих рек изпоселков, «иногда удаленных отнего на200 иболее
километров». После закрытия изапрета наиспользование кладбища некоторое время
здесь хоронили тайно, поночам [Боброва, 2007: 32–33].
Встарых источниках ощущается устойчивое стремление разграничить старин-
ные (заброшенные имифологизированные) некрополи исовременные, действующие.
Приэтом П. И.Кутафьев сделал любопытное замечание отом, чтонаодном изкруп-
ных обских притоков— реке Тым— «население ранее было многочисленнее, аотсю-
да количество погребальных мест несколько больше, чемвсовременную нам эпоху».
Идействительно, поматериалам названных исследователей, настатусных реках по-
всеместно идостаточно часто располагались могильники исинхронные им селища
прежних времен [Кутафьев, 1938б: 8, 12]. Нар. Тым размещение этнографически заре-
гистрированных поселков шло израсчета один на20–100 км [Прокофьева, 1947: 194]
1
.
И, какправило, поблизости откаждого имеются заброшенные старинные идействую-
щие современные кладбища. Кпримеру, уп. Напас (прежде Летний Напас), долгое вре-
мя служившего культовым центром всреднем течении Тыма, имеется несколько бро-
шенных некрополей наразном удалении отжилья исоотносимых сродственными се-
лениями (например, юрты Зимний Напас). Однако извербальных источников невсе-
гда понятно, ккакому времени относятся некрополи, возникшие «давно», икакдолго
они функционировали.
Выводы исследований 1930–1960-х гг. вомногом невыдерживают критики всвете
новейших археологических данных, серьезно скорректировавших археолого-этногра-
фическую карту Нарымского иТомского Приобья. Так, в1980–1990-х гг. нареке Тым
были уточнены параметры идаты ранее известных могильников Чистый Яр (XVIIв.),
Нёготский (XVIII— начало XXв.), Шаманное озеро иЧерная Речка (XIX–XXвв.). От-
крыты иизучены могильники Пыль-Карамо иПаргаляк. Примером новых знаний ста-
ли результаты стационарных исследований некрополя вместечке Бедеревский Бор, за-
фиксированного П. И.Кутафьевым сослов селькупов в15 км отп. Напас (раскопано че-
тыре погребения). Традиционный нарратив связывал могильник с«прошлым» иокру-
жал его ореолом метафизического осмысления.
Новыми исследованиями установлено, чтопамятник включает три хронологические
группы захоронений, охватывающих XII–XVIIIвв. (Бедеревский Бор 1–3). Это круп-
ный некрополь, включающий 144 погребения (105 вскрыто) археологического иэт-
нографического времени (последних около 60). Приэтом вэтнографии он упомянут
лишь вряду старых, недействующих. Нёготский могильник, принимавший покойников
1
Чем ниже по течению, тем чаще стояли селения, выше по реке их было меньше. Распределение об-
условливалось кормовыми ресурсами реки. Нижнее течение всегда богаче рыбой местного происхо-
ждения и дополнявшей ее пришлой из главной реки. Чем выше по течению, тем беднее река рыбой,
тем более обширные рыболовные угодья требуется осваивать семье для обеспечения пищей [Про-
кофьева, 1947: 194]. Безусловно, данное обстоятельство являлось серьезным аргументом при вы-
боре ихтиофагами аборигенами мест для устройства поселений, а вслед за ними и некрополей.
138
Народы и религии Евразии 2021 № 2 (27). C. 132–162.
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
вплоть доXXв., ивовсе непопал вполе зрения П. И.Кутафьева иА. П.Дульзона. Это
означает, чтоэтнографическая память невсегда достаточна дляисторических рекон-
струкций. Учитывая слабую изученность территории, обусловленную труднодоступ-
ностью ималой заселенностью, можно полагать, чтоизвестные науке объекты являют
собой далеко неполный перечень селькупского наследия Тыма.
Гипотетически допуская размещение могильников внизовьях рек ввиде исключи-
тельного варианта, следует ожидать, чтонапротяжении веков вустьях больших рек
возниклибы очень крупные некрополи, известные населению инауке. Однако вреаль-
ности наблюдается иная картина. Река Кёнга протянулась безмалого на500 км, аиз-
вестные палеоселькупские могильники (XV–XVIIвв.) расположены здесь спериодич-
ностью примерно в30–60 км. Вместе стемпорезультатам натурных археологических
исследований, проведенных в1930-е гг. П. И.Кутафьевым, ав1970–1980-х гг. Ю. Ф.Ки-
рюшиным иЮ. И.Ожередовым, могильники внизовье Кёнги незафиксированы. Лишь
в1981г. автором стационарно изучена одиночная могила XIX— начала XXв., размы-
тая вобрыве мыса услияния Кёнги иЧузика. Ближайший селькупский позднесредне-
вековый могильник «Тунгусское Кладбище» выявлен П. И.Кутафьевым в54 км выше
устья Кёнги вустье ее правого притока р. Савельевки [Чиндина, Яковлев, Ожередов,
1990: 199]. Ближайшие кустью Тыма Нёготский некрополь, действовавший отнеоли-
та доXVIII–XIXвв., иКулеевский вустье Нёготской акки находятся в93 км отвпаде-
ния Тыма вОбь [Чиндина, Яковлев, Ожередов, 1990: 138].
Присопоставлении фактов видно, чтобольшинство средневековых и«новых» не-
крополей, вопреки мнению П. И.Кутафьева, соседствуют сброшенными илидействую-
щими селениями, располагающимися поблизости, вне зависимости отиххронологии.
НаЧае могильники Прорвинский, Чажемтовский, Чаинский иМогильный Мыс распо-
ложены уодноименных поселков. НаКёнге, пососедству сКустовским могильником,
зафиксировано три, аоколо могильника «Сухая речка», соответственно, два неболь-
ших поселения (юрты) [Ожередов, 2001в: 152]. Сходная ситуация наблюдается надру-
гих статусных притоках Оби впределах Томской области: нареках Кеть, Парабель, Ва-
сюган, Томь, Тым [Чиндина, Яковлев, Ожередов, 1990; Ожередов, Яковлев, 1993]. Дан-
ное наблюдение означает, чтотрадиция размещения некрополей близ селений имеет
более древнюю историю, нежели отметили исследователи наосновании вербальных
свидетельств 1930–1960-х гг.
Привязка могильников позднего Средневековья кнебольшим поселкам, вероятно,
стала причиной появления компактных некрополей. А. П.Дульзон писал: «…чаще все-
го отмечены небольшие группы в5–7 курганов. Итолько вряде случаев нам стали из-
вестны (группы.— Ю.О.), включающие до75 курганов» [Дульзон, 1953: 133]. Послед-
нее, вероятно, коснулось смешанного вэтническом отношении, более многочислен-
ного населения низовьев Чулыма (отп. Батурино понаправлению кустью проживали
селькупы, вверх кистоку— чулымцы).
Вместе стемцелая россыпь могильников фиксируется поберегам главных (статус-
ных) обских притоков, обычно увпадения вних малых речек илипроток, иногда про-
тив устья притока надругом берегу. Могильник XVIIв. Сухая Речка возник напротив
одноименного притока Кёнги, навыступе, образованном старым исовременным водо-
139
Nations and religions of Eurasia 2021 № 2 (27). P. 132–162.
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
токами. Более ярко названная картина рисуется всреднем течении Чая, где научастке
длиной около 60 км отмечено пять позднесредневековых могильников, четыре изко-
торых разделяют всреднем 15 км (Барклай, Прорвинский, Чажемтовский, Чаинский)
[Чиндина, Яковлев, Ожередов, 1990: 200, 233, 234].
Самый крупный позднесредневековый некрополь Нарымской Оби исследован
уп.Молчаново— могильник Остяцкая гора. Поразным оценкам он насчитывал по-
рядка 60 насыпей. Все другие обские инапритоках заметно меньше: Тискинский— 19,
Кустовский— 17, Барклай— 7 ит. д. Однако всилу послойного устройства селькуп-
ских курганов число захоронений вних превышает количество насыпей. Поданным
А. И.Бобровой, в11 тискинских курганах изучено более 400 захоронений XII–XIXвв.
Неслишком много длявосьмисот лет похорон. Всреднем подва человека нагод. Вана-
логичном могильнике Барклай наЧае в7 насыпях изучено 137 определенно выявлен-
ных захоронений тогоже периода, 20 изних находилось вотдельно стоящем курга-
не № 7. В13-ти условных курганах Кустовского могильника наКёнге вскрыто 33 точ-
но установленных погребения. Сучетом коллективных захоронений (более одного ко-
стяка) число упокоенных подрастает, нонекритично, так кактаковых могил совсем
немного. Предполагается, чтокаждый селькупский ярусный курган принадлежит од-
ной семье, следовательно, число обитателей юрт исоседствующих некрополей впро-
порциях примерно совпадало.
Если согласиться с«низовской» локализацией, тонаотдельных реках участни-
кам похорон предстоял очень долгий путь. НаТыме (длина реки 950 км) верховые
юрты Ванжиль-Кынак, Нюильядрово, Тедель-Кынак идругие находятся наудалении
отустья много больше 500 км. Чтокасается транспортировки покойников сверховьев
таких рек, какОбь, Енисей, Лена, наберег Ледовитого океана, вданном контексте даже
неподлежит упоминанию. Одновременно теряет смысл доставка умерших поприто-
кам круслу «главной» реки. Часто одна река сливается сдругой (Кёнга— Парабель
Обь), оставляя темсамым внеизвестности момент окончании пути. Учитывая пере-
численные факторы, тезис опохоронах внизовьях рек неболее чемидиома илиме-
тафора. Думается, чтосведения П. И.Кутафьева иГ. И.Пелих, неисключая ихцели-
ком, более применимы кмалым рекам, принадлежащим семейно-родовым террито-
риям. Опохоронах народовых кладбищах писала Е. Д.Прокофьева [1977: 72]. Имен-
но вэтом контексте можно оценивать слова А. П.Дульзона поповоду старого ино-
родческого кладбища уд. Малиновка, куда свозили умерших изразных мест [Дульзон,
1956: 136]. Бесспорно, чтомогильники внизовьях рек— явление обычное, нонебес-
спорно, чтоиспользуемое вкачестве единственного варианта. Данная тема требует
самостоятельного исследования, поэтому развивать ее врамках данного сообщения
непредставляется возможным.
Много привлекательнее выглядит вертикальная модель мироздания ссимволиче-
ским «древом» навысоком видном месте. Некрополи обычно привязаны крекам ивоз-
вышенным берегам, но, какпоказывает археологическая практика, издесь невсе про-
сто. Аналогичные повремени иустройству могильники Прорвинский иБарклай рас-
положены напротивоположных берегах Чаи, примерно в5 км друг отдруга, нонараз-
ных высотах. Первый занял мыс высокой правой коренной террасы, второй устроили
140
Народы и религии Евразии 2021 № 2 (27). C. 132–162.
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
между руслом истарицей налегком возвышении левого берега. Хотя формально ничто
немешало иего разместить намногокилометровой правобережной террасе.
Изэтнографии известно, чтопривыборе мест длякладбищ аборигены тайги руко-
водствовались эмоционально-эстетическими соображениями. Ханты, посведениям
В. М.Кулемзина, предпочитали возвышенные, чистые, просторные, красивые иуеди-
ненные места. Сынские ханты выбирали место «высокое, сухое песчаное, какидляпо-
селений» собязательной водной границей между поселком икладбищем [Талигина,
2005: 122]. Укетов, согласно ихсказке «просына одного покойника», предпочтение
дляпогребения отдавалось «высокой горе» [Дульзон, 1966: 33]. Селькупы ориентиро-
вались примерно также. Приописании Кананакского кладбища Г. И.Пелих отметила,
чтооно находилось нанеобычно красивой высокой ировной местности, широко откры-
той вовсе стороны, всосновом бору намысу увпадения вТым реки Компас. Встари-
ну этот бор считался одним изсамых таинственных священных мест [Пелих, 1972: 63].
Всвете приведенных примеров, думаю, невызовет возражения, если вопрос топо-
графии селькупских кладбищ будет рассмотрен сквозь призму ведийской традиции.
Литературный памятник первой половины I тыс. дон. э. «Шатапатха-брахмана» пред-
писывал приустройстве кладбищ буквально следующее:
Пусть делает ее (могилу.— Ю.О.) вприятном месте, длятого, чтобы ему/умер-
шему/ было приятно; ивспокойном/месте/, чтобы длянего/умершего/ был покой. Он
недолжен делать ее нинатропе, нинаоткрытом месте, чтобы несделать его/по-
койного/ грехи явными; Пусть он делает ее там, где ее небудет видно отсюда (изселе-
ния.— переводчик), т. к. он, безусловно, зовет, идругой изэтих/членов его семьи/ ско-
ро последует/запокойным/ всмерти; Пусть позади будут красивые объекты (подру-
гой версии— сзади/илиназападе/ должны быть леса илиземля слесами, холмами
ит. д.— переводчик), т. к. красивые объекты означают потомство: красивые объекты,
потомство, таким образом, останутся ему. Здесь нет красивых объектов, пусть здесь
будет вода илисзадней илислевой/северной/ стороны, так каквода— красивый объ-
ект; икрасивые объекты, потомство достанутся ему [e Satapatha Brahmana, 1900:
29; Александров, Паульс, Подольский, 2001: 18–19]
1
.
1
Обращение к ведам обусловлено генезисом обских угров и самодийцев, унаследовавших элемен-
ты мировоззрения андроновской культурной общности, зафиксированного ведами. Во II тыс. до н.э.
андроновские племена пастухов степной зоны Восточной Евразии расселились одновременно на юг
и на север. Часть из них, именуемая арии, после вторжения через перевалы Гиндукуша в Северо-За-
падную Индию (современный Пенджаб), создала государство, и в четырех книгах, именуемых веды,
изложила свои верования и представления о природе и человеке, их взаимоотношениях, о строении
мироздании, об отношениях богов людей, об устройстве общества, о погребальных и поминальных
ритуалах и церемониях [Елизаренкова, 1999: 3–4; 2005: 23–24]. Другие племена двинулись на се-
вер и, расселившись вплоть до кромки тайги, создали новые этнокультурные конгломерации, донес-
шие в вербальной форме рефлексии ведийского вероучения до нарождавшихся угорских и само-
дийской племен. Следы проникновения раньше всех отметили лингвисты, первым из которых стал
Г. Лейбниц, выделивший в XVII в. финно-угорскую языковую общность, включавшую шесть ветвей.
Накопление сведений в XVIII–XIX вв. в XX столетии привело к выявлению индоевропейских связей
в финно-угорских языках. Заслуга открытия принадлежала европейским ученым Н. Андерсену, под-
нявшему этот вопрос, и Б. Мункачи. Важнейшим источником для изучения финно-угорских и индо-
иранских контактов стали мифопоэтические сходства, проанализированные А. Каннисто, К. Карь-
ялайненом, Б. Мункачи и современными учеными Венгрии, Финляндии и России [Косарев, 1981:
11–112; Васильев, 1979: 245–246; Кузьмина, 1994: 248–251].
141
Nations and religions of Eurasia 2021 № 2 (27). P. 132–162.
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
Ценность ведийского документа обусловлена тем, чтовутилитарных рекоменда-
циях заложен сакральный смысл, служивший нетолько современникам, ноилюдям
далекого будущего. Выбор красивых испокойных мест укромки воды подразумева-
ет комфортное устройство умерших взагробном мире, аналогичном земному. Рефре-
ном втексте звучит тема духовной чистоты иэкзорцизма. Длянедоступности «призы-
вов» мертвых вадрес живых кладбище должно быть удалено отпоселка надистанцию,
скоторой умершим его «невидно». Чтобы мертвый (его душа) «неприходил» вселе-
ния кживым, требовалось ограничить обзор искрыть дорогу, длячего предусмотре-
но непреодолимое длядуш мертвых водное препятствие. Приэтом некрополь должен
быть дистанционно доступен дляритуального общения живущих спредками [Алек-
сандров, Паульс, Подольский, 2001: 18].
Анализ ведийского исибирского фольклора доказывает совсей очевидностью,
чтопоиск определяющего мотива ввыборе мест дляустройства таежных некрополей
возможен лишь спозиций семантики. Представляется, чторазгадка кроется нетолько
вгеографической обстановке. Некоторые исследователи отмечали тот факт, чтопомимо
личного выбора, основанного навыше описанных признаках, места длязахоронения
сородичей люди определяли наосновании примет ипредсказаний, имевших втрадици-
онных культурах решающее значение [Александров, Паульс, Подольский, 2001: 18]. Це-
ремониальные предзнаменования одинаково затрагивали угорские иселькупские гада-
ния сгробом умершего [Кулемзин, 1984: 138–139; Прокофьева, 1977: 70–71] ипредска-
зания пожизненно важным вопросам уаборигенов обеих Америк, Африки, островной
Океании иЕвразии, окоторых рассказал всвоей книге Люсьен Леви Брюль [Леви Брюль,
2002: 95–211]. Тонкое замечание наэтот счет сделал М.Элиаде. Соссылкой нарабо-
ту «Van der Leeuw» он писал, «вдействительности человек никогда не«выбирает» ме-
сто, т.к… «святое место так илииначе открывает себя человеку» [Элиаде, 1999: 339].
Вэтой связи интересно «оценить» места, которые Мать-природа открыла сибир-
ским аборигенам дляпосмертного упокоения. Повторюсь, источники сочевидным
постоянством указывают, чтопреобладающая часть могильников находится намы-
сах услияния двух иболее водотоков илиихостатков вформе промоин. Приналоже-
нии археологических иэтнографических данных накартографическую основу стало
заметно, чтосведения разных наук топографически совпадают. Старинные могильни-
ки исовременные кладбища селькупов попреимуществу возникали намысах побе-
регам рек. Формальный анализ этих материалов мало чтодает дляпонимания причин
такого размещения. Однако его достижением стал факт наличия некрополей вместах
наложения развилок илиуглов, образованных линейными гидрообъектами
2
. Получен-
ный результат стал отправной точкой напути крешению главной задачи посредством
семантического подхода.
2
Существует несколько вариантов мысов, различающихся по форме, но одинаковых по природе про-
исхождения в «развилке» главного русла и притока, действующих или высохших водотоков: 1) две
реки (Пачанга); 2) реки и овраг, речная промоина (Кустовский, Сухая Речка, Чаинский, Остяцкий I,
II); 3) два оврага, промытых водотоками (Барклай). Кроме селькупов, на развилках рек и бывших
вотоков устраивали кладбища томские татары эуштинцы (Малая Киргизка) и тюрки чулымцы [Дуль-
зон, 1955: 97–98, 115, табл. I; Ожередов, 2001а: 26; Трухин, 1963: 75; Ожередов, Яковлев, 1993].
142
Народы и религии Евразии 2021 № 2 (27). C. 132–162.
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
Символическая локализация некрополей нарымских селькупов
Причина распространения селькупских могильников вдоль русел рек иотсутствие
ихмассового скопления внизовьях кроется, нанаш взгляд, нестолько вповседневной
целесообразности, сколько всимволической обусловленности представлений ореке,
дереве ичеловеке, хорошо согласующейся смнением специалистов осакральности
традиционной пространственной ориентации ународов мира [Подосинов, 1999: 21].
Мысль о«дурном» месте врусском фольклоре привычно ассоциируется спреда-
нием обогатыре, обреченном сделать выбор уразвилки дорог, где один извариантов
грозит герою верной смертью: надпись гласит «налево пойдешь— «смерть найдешь».
Поархаическим представлениям— эта дорога вмир мертвых, аначало она берет упе-
рекрестка. Урусских сибиряков тема перекрестков устойчиво коннотируется своз-
зрением опотустороннем мире исмерти, являясь местами соприкосновения реально-
го иирреального миров [Артюхова, 2006: 224; Бережнова, 2002: 145; Щепанская, 2003:
201]. Ритуальную реакцию натакое соседство отметил Дж. Дж.Фрезер всюжете, где
чешская молодежь собирается повечерам заселением уразвилки дорог ихлещет би-
чами повоздуху, отгоняя ведьм [Фрезер, 1983: 525].
Схожие ритуалы отмечены вцентрально- исреднеазиатском регионе. Помнению
Н. М.Пржевальского, восточные «туркестанцы» убеждены, будто наперекрестках оби-
тают особые духи дорог [Чвырь, 2006: 154]. Поэтому китайцы-колонисты выстроили
вКобдо (Западная Монголия) труднопреодолимый магический заслон. Напересече-
нии главных улиц они установили камень, привезенный «изШань-дуна» снадписью
«камень Тай-шанских гор противостоит (т. е. отвлияния злых духов)». Своеобразный
отклик данному ритуалу обнаруживается вцеремонии китайской «свадьбы мертвых»,
где жених подороге кдому накаждом перекресте призывал свою умершую невесту
следовать заним [Плосс, 1995: 548].
Одновременно фольклор многих народов указывает наметафорическое тождество
сухопутных иречных дорог. Помнению стариков-селькупов, всякая развилка реки
увпадения притока являлась обиталищем водяного [Прокофьева, 1977: 68 Степанова,
2008: 57, 58; 59, 119]. Именно поэтому возвращение фольклорного героя Йомпы изпод-
водного (потустороннего) мира происходит изречной развилки [Казакевич, 2004: 139].
Аобразованная врезультате слияния рек Белый иЧерный Июс река Чулым вперево-
де схакасского означает «дорога» [Харитонова, 2000: 142]. Взавершении этюда огер-
меневтике развилок сухопутных иводных путей-дорог вспомним ведийский заговор
наизбавление отпридорожной нечисти:
Ты, оЗло, чтонас неоставляешь,
Тебя такое мы оставляем сами.
Наразвилке дорог
Пусть Зло последует задругим! [Атхарваведа, 2005, VI: 275].
Вторая модель мироустройства, образно говоря, обосновалась вкроне священно-
го дерева, которое вкакой-томомент стали повсеместно использовать накладбищах
исвятилищах вформе живых образцов илимоделей-стилизаций. Селькупы считали,
чтонеподалеку оттыльной стены чума вземле находится отверстие (дыра), вход виной
мир. Поэтому снаружи узадней стенки ставили жертвенное дерево (кассыль по), мета-
143
Nations and religions of Eurasia 2021 № 2 (27). P. 132–162.
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
физически предохраняющее живых отблизости другого мира [Прокофьева, 1977: 69,
74]. Среди имитаций наиболее известны деревянные развилки намогилах кетов [Ану-
чин, 1914: 13, рис. 72] инавершинах жертвенных деревьев селькупских шаманов. Стол-
бы светками исолнечными дисками повсеместно «украсили» селькупские кладбища
имогилы приуральских финно-угров (мордвы) [Прокофьева, 1949: 374, рис.38; 1977: 69;
Пелих, 1998: 13; Степанова, 2008: 168; Ожередов, 2001в: 225–226; 2017: 213, 214–215]. Ко-
ряки почитали столб сразвилкой вкачестве защитника ипосредника между людьми
иверхними силами [Хэкель, 2001: 79], амонголы досих пор оснащают ветками столбы
нажертвенниках обо, посвященных духам-хозяевам илинуминозным героям [Ожере-
дов, Мунхбаяр, Ожередова, Мунхжаргал, 2007: 70, 71].
Приширокой палитре вариантов объекты объединяет наличие развилки, угла, осо-
бого метафизического «портала» дляперемещения нематериальных сущностей впо-
граничные миры. Селькупы очень боялись данных пунктов, полагая, чтоесли даже
понеосторожности человек проник вместо обитания духов, это грозит ему смертью
илитяжелой болезнью [Прокофьева, 1977: 69; Степанова, 2008: 119, 168]. Особенно ин-
тересными своей древностью являются столбы светками— развилками, установлен-
ные накладбищах. Традиция восходит кведийскому «Шатапатха-брахмана», рекомен-
довавшему такие сооружения намогилах. Ивот через тысячи лет после появления нар-
ратива, столб был вкопан водну изкурганных насыпей Кустовского могильника па-
леоселькупов «шиешгула». Враскопе найден поваленный хвойный столб сберезовыми
ветками навершине, его основание, вкопанное внасыпь, игруппа предметов вскопле-
нии ветвей. Некоторые изних, несомненно, сакрального назначения. Например, «оло-
вянная» тарелка сграффито, демонстрирующим орнаментальный мотив «заячьи уши»
(подробнее см.: [Ожередов, 2017: 213]).
Особой строкой вмировом мифопоэтическом наследии стоит тема антропоморфи-
зации, илиочеловечивания неживых объектов. Палитра визуализации данного пред-
ставления весьма разнообразна: здесь имеются объекты природы (деревья, реки, ска-
лы) ирукотворные инфраструктуры (дороги, улицы, дома). Немалое место вэтом
ряду отведено магическим знакам. Врунической символике древних германцев зна-
чилось, чтовилка, повернутая вверх, соотносится сруной ман— мужчина впозе адо-
рации (здесь зубцы— воздетые руки). Вилка, обращенная вниз, символизирует жен-
скую руну ир (здесь зубцы— раздвинутые ноги)иэто знак злых сил (ведьмы), со-
относимый созначением тисакральное древо) [Бауер, Дюмоц, Головин, 1995: 35, 36].
Сибирский фольклор также повсеместно уделяет внимание женской теме. Особен-
но явственно женская составляющая прослеживается вархаических мифологемах де-
рева иреки, символом которых стала развилка (вилка), равнозначная понятию угол.
Ввыше упомянутой мифологеме орусском витязе нараспутье привлекает внимание
фраза «налево пойдешь, смерть найдешь». Ивэтом глубокий смысл, ибо левая сторона
вархаическом сознании считается женской [Тресиддер, 2001: 291]. Вселькупских пре-
даниях река отождествляется сверховным женским божеством, ккоторому обраща-
лись спросьбами добавить срок жизни иперсонифицировали вантропоморфном виде.
Селькупы говорили: «Обь— это, наверное, женщина, может быть, бабушка». Посию
пору реки воспринимаются самодийцами вметафорическом женском образе испособ-
144
Народы и религии Евразии 2021 № 2 (27). C. 132–162.
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
ными символически очищаться после ледохода какженщины после родов [Степанова,
2008: 53]. Заглядывая вистоки данного воззрения, вочередной раз находим, чтовос-
ходит оно кведийской древности, где реки почти всегда представлялись существами
женского пола [Топоров, 2010: 463]. Вданном контексте любопытно селькупское пре-
дание, вкотором исток реки ассоциировался сvulva, аустье сзубастой звериной па-
стью [Степанова, 2008: 128–129].
Вторая модель селькупского мироустройства использует вертикаль священно-
го древа, персонифицированного обычно вберезе, отождествлявшейся сженщиной
олан,1994: 157]. Вих«анатомической морфологии» символически сближались го-
лова икрона, ствол итуловище, ноги икорневая система. Поселькупскому поверью
тентыль первые люди вышли изразвилки березы какизженского лона. Понекото-
рым данным, вдуплах хранятся души людей домомента ихрождения, тамже обитала
«девка красивая» (лесная), которая современем слилась сдеревом вединое целое [Пе-
лих, 1980: 11; 1998: 10; Прокофьева, 1976: 114; 1977: 68; Степанова, 2008: 118–119, Оже-
редов, 2010: 225].
Символическое отождествление дерева сженщиной включает также имотив ихсо-
существования вформе физического взаимопроникновения. Вследствие этого многие
женские божества почитались вобразе дерева илиего части. Примеры такого сраще-
ния дает античная мифология, где Юнона Фестийская была древесным суком, Юнона
Самосская— доской идр. Аналогичную схему Карл Юнг рисует напримере аналогич-
ного поформе сближения вдуэте женщины иземли [Юнг, 1998б: 315, 326]. Идея со-
поставления развилки сформой женского тела заметно выходит запределы североси-
бирской мифологии иизвестна, кпримеру, уюжносибирских тюрков. Хакасские тёси
(домашние идолы) вформе рогаток повсеместно отождествлялись «состарухой илиде-
вушкой», укоторой нежданно иневедомо откуда появляется ребенок. Иногда развил-
ка означала двойню итогда ее отростки называли именами новорожденных [Сагала-
ев, Октябрьская, 1990: 49, 53].
С.Лангер обосновал тезис, согласно которому, отличие человека отживотно-
го заключается впотребности символизации [Байбурин, 1993: 26]. Поего данным,
«… известен целый класс… текстов… описывающих правила отождествления… при-
родного ичеловеческого (плоть— земля, кровь— вода, волосы— растения, раз-
ные члены тела— разные социальные группы ит. п.). Этот… принцип определяет
моделирование нетолько космического пространства иземли вцелом, ноидру-
гих сфер— жилища, утвари, одежды, разные части которых наязыковом инадъ-
языковом уровнях соотносимы сназваниями элементов человеческого тела, нож-
ка стола, ножка рюмки иподобное, илимногочисленные случаи антропоморфи-
зации неодушевленных предметов вязыке, вобразных системах» [Топоров, 1988:
12]. Помнению А.Леруа-Гурана, безпридания жилищу символического значения
нельзя говорить обособой человеческой форме освоения пространства [Байбурин,
1981: 216]. Поданным А. К.Байбурина, «… семиотический статус вещей отражает
конкретное соотношение «знаковости» и«вещности» исоответственно— симво-
лических иутилитарных функций… Предмет становится фактом культуры толь-
ко втом случае, если он соответствует ипрактическим, исимволическим требова-
145
Nations and religions of Eurasia 2021 № 2 (27). P. 132–162.
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
ниям» [Байбурин, 1981: 216, 221]. Наэто В. М.Кулемзин заметил вотношении хан-
тов: «Потрадиционным представлениям… человек уравнен свещами… Народное
сознание трудно смиряется смыслью, чтовещь неочеловечена, бездушна…» [Ку-
лемзин, 1999: 65]. Представления такого рода распространялись иналюдей: ханты
иселькупы считали ребенка бездушной «вещью» вплоть допоявления первых зу-
бов [Головнев, 1995: 283; Степанова, 2008: 40, 42, 107].
Всвязи спроблемой очеловечивания неживых объектов А. К.Байбурин писал: «Ис-
следования… позволяют говорить обуниверсальном характере корреспонденций ме-
жду создаваемой вещью, строением человеческого тела ипредставлениями острук-
туре вселенной». Иэто проявлялось вабсолютно разных сферах повседневности. Так,
всвадебном ритуале конский хомут неожиданно обретал значение женского детород-
ного органа [Байбурин, 1981: 221, 225]. Вслед заэтим слово «подкова» вXVIIIв. вЕв-
ропе могло служить эвфемистическим синонимом дляженских гениталий. Поэтому
небыло удивительным, когда лишенная девственности девушка объясняла свое состоя-
ние тем, чтоона «потеряла подкову» [Аккерман, 1995:172]. Насибирской территории
также достаточно примеров очеловечивания природных объектов иявлений. Вчаст-
ности, ненцы считали грозу человекоподобным существом, облаченным врадугу-оде-
жду [Лехтисало, 1998: 15]. Апопредставлениям селькупов исток реки напрямую соот-
носится смифической женской промежностью (низом), откуда насвет выходили люди
[Степанова, 2008: 128–129].
Вмногообразии проявлений иобразов фольклорная традиция устойчиво метит
инаковую природу «небесного дерева» вженском его воплощении. Л.ЯШтернберг
писал, чтовнем одновременно «водились» добрые излые духи [Штернберг, 2012: 441,
442]. Отомже свидетельствует мифология удэгейцев, рассказывающая одереве, дав-
шем (родившем) бездетной женщине ребенка. Но, кнесчастью родителей, младенец
оказался людоедом, злым духом Амба [Березницкий, 2003: 134–135]. Близкое воззре-
ние находим уевропейцев. Внемецком языке вместе сидеей одереве, дающем жизнь,
бытует понятие собратным смысломTogesbaum (дерево смерти) [Юнг, 1998б: 342;
Тресиддер, 2001: 76]. Данное утверждение согласуется снемецкой метафорой смерти
исближается ссибирской интерпретацией развилки дерева вкачестве нечистого жен-
ского низа, грозящего смертью, поскольку отождествляется смиром мертвых идемо-
нов. Вданной связи привлекает внимание замечание В. И.Семеновой, отметившей,
чтовразвилку дерева умогилы клали одежду умершего [2006: 100], осознавая ее вка-
честве платья мертвых.
Коннотацией кразвилке и, соответственно, иному миру является дупло, через ко-
торое, понекоторым представлениям, из-подземли выходят злые духи. Сибирский
фольклор маркирует женскую причастность кпотустороннему миру через отожде-
ствление vulva или«женской дыры» с«земной дырой»— входом виной мир. Пофак-
ту реальное иирреальное вэтой части аналогично иманифестируется вформе порта-
ла награнице миров (см. подробнее: [Балакин, 1998: 189, 191 идр.; Прокофьева, 1976:
108; Степанова, 2008: 118–120]). Примечательно, чтовфольклоре селькупов иной мир
представляется огромным женским организмом, лоно которого служит входом впо-
тустороннее пространство [Степанова, 2008: 119].
146
Народы и религии Евразии 2021 № 2 (27). C. 132–162.
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
Архаическое сознание всегда беспокоила мысль оженской крови, которой впред-
ставлении о«нечистоте» отводилась особая роль. Кпримеру, селькупская кэм ассоции-
ровалась нетолько сфизиологией, нотакже имела отношение кдуше. Понятия кровь
ижизнь читались синонимами, поэтому потеря крови означала утрату жизни, смерть.
Сэтим связаны кровавые жертвы, ритуалы мазания кровью, о«нечистоте» женщины
вменструальный иродильный периоды. Термин пылы вселькупском языке одновре-
менно обозначают менструальную кровь, кровавую жертву духам нижнего мира мерт-
вых имост через водоток, образуя непрерывную канву общих понятий. Вэтой цепочке
кровавая жертва подземным силам служила своеобразным мостом между миром жи-
вых имиром духов. Аженщина, изливающаяся кровью, виделась неиначе, какина-
ковым существом измира злых духов, «нечистым» иопасным длялюдей. Всемье она
инициирует атмосферу смерти одного изее членов, сближением иустановлением свя-
зи семьи смиром мертвых. Воззрение об«опасности» женщины дляблизких породило
череду символических запретов. Одновременно «опасность» женщины рождала ипо-
чтение кней [Прокофьева, 1976: 127]. Близкое суждение оженской «нечистоте» нахо-
дим вфольклоре ненцев, где оно связано с«рождающее-убивающей» кровью хэм, ото-
ждествлявшейся сдухом, открывающим изакрывающим жизнь человека ислужив-
шего силой (пищей) богов. Жертвенной кровью намазывали личины «верхних» духов,
окропляли полозья нарт ит. п. [Головнев, 1995: 216].
Самая ужасная иотторгаемая людьми часть воззрения состоит втом, чтотемные
силы зла способны выходить наповерхность ивредить людям через «женский низ», от-
куда появляются «звероподобные» дети. Смерть уселькупов ассоциируется с«женской
щелью» [Степанова, 2008: 129], спредставлением одуховной «грязи» женщины, опас-
ной длямужчин, умением хранить вутробе злые силы иоткусывать penis присоитии.
Данный аспект воззрений базировался напонятии vagina dentate (зубастое лоно),
известным уцелого ряда народов. Русские иногда называли Бабу-ягу «баба сжелез-
ными зубами» [Балакин, 1998: 240], аайны таких женщин именовали «Оймакусь-
махнеку». Рассказывают окрасивой девушке, опытной охотнице, добывавшей зве-
рей припомощи своего влагалища: раздвигала ноги, хватала голову зверю изуба-
ми ее откусывала, даже медведю. Говорят, будтобы она была нечеловек, азлой дух
«амба», предлагавший себя впривлекательном облике. Ностоило ей раздвинуть
ноги, «какохотник проваливался туда… навсегда». Попреданиям, мужчинам при-
ходилось предварительно обтачивать эти зубы. Удэгейцы верили, чтоесли «низ» из-
бавить отних, тозлое существо станет обычной женщиной [Березницкий, 2003: 131,
447]. Вкетской этнографии бытует сюжет обисполнении старухой оргиастической
песни сословами: «Еслибы моя лус (vulva) имела зубы, онабы откусила быс (penis):
пусть всегда тамсидит» [Анучин, 1914: 22]. Можно только догадываться осмысле за-
клинания вконкретном случае, номифологема поедания пениса вульвой имеет ши-
рокий круг примеров. Ханты верили, что«„безкормления” полового органа женщи-
ны непроисходит воспроизводство рода» [Перевалова, 1992: 93], аиндейцы кайяпа
вЭквадоре полагают, чтовкоитусе вульва «съедает» пенис. К. Г.Юнг отмечал уче-
ловека приопределенных психических условиях способность кперемещению эле-
ментов функции питания вполовую зону. Одна пациентка жаловалась ему, чтоэлек-
147
Nations and religions of Eurasia 2021 № 2 (27). P. 132–162.
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
тричество вызывает вее половом органе странное чувство: «Какбудтобы тамвнизу
что-тоест ипьет» [Юнг, 1998а: 251].
Взавершении данного мотива вспомним слова С. И.Кона: «…впредставлениях иоб-
рядах отражена дуальная мужская позиция: оматеринском лоне— убежище иисточ-
нике жизни, содной стороны, иженских гениталиях каксексуальном объекте, проник-
новение вкоторый трудно иопасно, сдругой» [Кон, 1989: 97]. Означенная дуальность
обусловлена наличием зубов навходе-выходе. Существует очень точное замечание
К. Г.Юнга, писавшего: «Смерть есть обратное вхождение вмать» [Балакин, 1998: 198].
Вчасти локализации демонических сил фольклор фактически уравнивает женщи-
ну иприродные объекты, скоторыми она отождествлена. Вобеих моделях мирозда-
ния злые духи базируются ипроникают в«светлый» мир через развилки, т. е. через
углы. Аналогичное суждение находим ивотношении локализации демонических сил
уженщины. «Топографию» размещения «нечисти» наженском теле зафиксировал ве-
дийский текст:
Апачиты
1
, которые нашее,
Атакже, которые подмышками,
Апачиты, которые впромежности (?)
тхарваведа, 2005, VII, с. 358].
Издревнего нарратива видно, чтодухи скапливаются вместах, образованных кор-
пусом иконечностями, представляющими своеобразные «углы» (между подбородком
ишеей, подмышки, промежность)
2
. Данная модель, вероятно, идейно фундаменталь-
на настолько, чтовкультуре обских угров сохранялось тысячи лет. В. И.Семёнова от-
метила впоздних захоронениях хантов примечательную закономерность: стрелы, ле-
жащие вмогилах, обращены остриями наконечников, служивших сильными апотро-
пеями, втелесные углы тел— «… межбедер, уколенных суставов, приблизительно
там, где заканчиваются кисти рук, … согнутые влоктях» [Семёнова, 2006: 26], т.е ров-
но также, каквведийском тексте.
Этнографические материалы совсей очевидность доказывают, чтоместом соприкос-
новения реального иирреальных миров селькупы почитали всякую развилку, будь она
удерева, уреки илиудороги. Приэтом, какуже упоминалось выше, развилка ассоции-
ровалась сженским детородным органом («женской дырой»), пунктом перехода изод-
ного пространства вдругое. Понятие развилка (вилка) неизбежно приводит кассоциа-
тивно родственному (аллоформному) понятию «угол», оставившему яркий след вэтно-
графии идошедшему впережиточной форме досих пор (наказать— поставить вугол).
Представления, связанные суглами, вбольшой мере обнаруживаются уобских уг-
ров исамодийцев. А. В.Головнев писал: «угорский дом начинается сугла», вомногих
легендах герои прячутся вуглу, ищут тамчто-точудодейственное, алес рисуют ссемью
углами [Головнев, 1995: 272]. Пообычаям хантов иселькупов, жилище делится надве
1
Демоны женского рода, духи болезни [Елизаренкова, 2005б: 484, 544].
2
Углы образуются по принципу геометрии, пересечением в одной точке двух или более линий. У жи-
вых существ они ассоциативно обозначаются в местах сочленения туловища и конечностей, схожде-
ния линий глаз и рта. Бытуют понятия уголки глаз, угол рта, угол зрения [Ожегов, Шведова, 1992:
854]. Разновидностью угла стала развилка, означающая разветвление линий из одной точки [Оже-
гов, Шведова, 1992: 664].
148
Народы и религии Евразии 2021 № 2 (27). C. 132–162.
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
части, намужскую иженскую. Нуминозная мужская, апозиционно правая часть (впро-
екции изпомещения наружу) принадлежит хозяину дома, аглавной ее составляющей
являются верхние угловые полки, обитель, где «живут» духи предков, олицетворяющие
сакральную сферу семьи [Головнев, 1995: 216–217, 274–275; Гемуев, 1990: 23, 24]. Обла-
дание священным углом осмысливалось вконтексте владения домом вцелом. Впро-
фанном значении— «иметь свой угол» (жилье). Припроживании нескольких семей
дом делился нафизические исимволические «семейные углы» [Соколова, 1998: 77, 179].
Впротивовес верхним сакральным углам, нижние увыхода были утилитарно женски-
ми (посуда, готовка пищи, вещи), вследствие чего воспринимались «грязными» иассо-
циировались с«чужим миром». Поаналогии схантами, ненцы называли нечистым угло-
вое углубление удвери, где женщины хранят свои вещи, куклы «Несущей землю старухи»
иумерших. Старуха считалась очень нечистой ивсегда хранилась вженском углу отдель-
но отдомашних духов хэхэ» [Лехтисало, 1998: 81]. Уселькупов «нечистый угол» там, «где
уженщин котлы стоят» [Кравченко, 1999: 68]. Вассоциативной позиции котел— это эк-
вивалент женской утробы, семантически сближающийся смифологемой женской «дыры»,
местом множества мистических контаминаций, рождения исмерти, перерождения, об-
новления имаркировки дома-центра [Дульзон, 1966: 53; Головнев, 19985: 507]. Помне-
нию Э.Ноймана, сосуд иесть суть метафорическая богиня-мать [Балакин, 1998: 199–200,
2001]. Именно поэтому ухантов существует представление осовмещении понятий «ко-
тел» и«дыра» [Гемуев, Сагалаев, 1986: 149]. Следуя сказанному, ассоциативно «женская
дыра», место хранения котла илиженский угол— алломорфы, означающие промежность.
В«грязной» (женской) половине углы отождествляются сместом обитания нечи-
сти, поэтому ихследует изолировать, длячего тамоставляют надежные мужские апо-
тропеи— нож, топор [Головнев, 1995: 273–274]. И. Н.Гемуев отметил данное ритуаль-
ное поведение вкачестве общеугорского [Гемуев,1990: 28].
Таким образом, вжилище имеются сакральный «чистый» мужской исимволически
«грязный» женский угол. Напрактике все углы рассматривались вкачестве потенциаль-
но опасных иодинаково подвергались магической очистке. Особенно ритуальная чист-
ка требовалась после похорон, входе которых реальный инереальный миры сходились
какникогда близко. Вэтом смысле характерны хантыйские ритуалы смазывания кро-
вью углов жилища после выноса умершего [Талигина, 2005, с. 118] ипоиска вуглах ино-
родных сил [Молданов, Молданова, 2000: 58]
1
. Другой способ предохранения описал
И. Я.Неклепанов: «Привходе впустую остяцкую юрту… нужно взять стоящий удверей
таган (палку) … обойти вокруг юрты, приговаривая поостяцки: «Выходи прочь, теперь
ябуду тут жить». Если неотстукать углы, тонечистый выгонит» [Косарев, 1991: 170].
В. М.Кулемзин записал всвое время ухантов следующие поверья: «… входит женщина
вшубе ипроходит вугол, где медвежья голова… Это умершая бабушка приходила дом
попроведовать… Мой отец бил поуглам дома— выбивал «маячку» [Кулемзин, 1984: 147]
2
.
1
Культурологическое понятие «нечистый угол» определенно вышло за пределы этнической модели
аборигенного восприятия и потеряло половой признак. Однако его негативный заряд оказался на-
столько сильным, что уже современном обществе до сих пор принято ставить детей в угол, чтобы по-
пугать в наказание за проступок.
2
Медвежья голова в понятиях хантов — символ нижнего мира, а «маячка» — дух.
149
Nations and religions of Eurasia 2021 № 2 (27). P. 132–162.
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
Селькупские шаманы полагали, чтоприразговоре вдоме нужно смотреть собесед-
нику влицо, а«вугол глядеть худо» [Прокофьева, 1981: 46]. Примеры символической
борьбы снечистыми силами вуглах жилищ отмечены ивдругих зонах азиатской ча-
сти континента: шорцы выстреливали излука вуглы вдоме умершего, изгоняя духа
смерти [Пелих, 1972: 205], акитайцы пускали стрелы вуглы помещения, отведенного
дляновобрачных вихпервую ночь [Малявин, 2001: 560, 561], буряты гнали домового
изуглов спомощью острых предметов [Михайлов, 1987: 23], «туркестанцы» возжигали
свечи вуглах [Чвырь, 2006: 154, 156], атаджики дляизгнания изженщины злого духа
болезни ставили горящий светильник между ног больной [Зеленин, 1999: 129]. Прине-
которых формальных различиях ритуал духовной очистки углов сиспользованием
магической силы огня имел очень широкую географию [Леви-Брюль, 2002: 240–241].
Помимо огня, существовали идругие средства. Русские старожилы Сибири счи-
тали, чтоугол, образованный западной исеверной стенами,— «глухой», «мертвый»,
«гнилой угол» [Бардина, 1995: 89], т. е. нечистый, связанный спотусторонними сила-
ми. Воизбежание проникновения злых духов поляки ирусские метили углы жилищ
иамбаров крестиками, затыкали жгучей крапивой, колючими репейником, ветками
терновника илишиповника, считавшимися признанными апотропеями. Длязащиты
посевов отнечистой силы вуглы полей втыкали острые предметы, адлязащиты ско-
та мочились вуглы хозяйственного двора. Чтобы обеспечить спокойный ночной сон,
люди обращаясь ввечерней молитве кнечисти говорили: «Убегайте все злые изчеты-
рех углов» [Левкиевская, 2002: 41].
Неотделимым аспектом данного вопроса является метафизика угла вкачестве сим-
вола vulva, обретшего широкое отражение ворнаментах сибирских народов
3
. Убеди-
тельным тому примером является исследование шаманских воззрений иритуалов ке-
тов, проведенное В. И.Анучиным. Поего сведениям, «женский половой орган енисей-
цы изображают ввиде двухконечной развилки (девушка) итрехконечной (женщина)»
[Анучин, 1914: 38]. Сходное осмысление символики женского детородного органа об-
наруживает обско-угорская мифология. Всказке обогатыре Poi-lîpetta… говорится,
чтоодна женщина забеременела и«однажды угол ея чрева приготовился рожать дочь,
рожать сына» [Patkanov, 1900: 47]. Мифологический текст неоставляет сомнений в«гео-
метрическом» осмыслении «женского детородного угла». Поповоду телесного эзоте-
рического геометризма имеется своеобразное наблюдение К.Леви-Строса, отметив-
шего, что«люди скрупными чертами— магическая проекция ромба втеле женщи-
ны» [Леви-Строс, 1994: 246]. Орнаментальная графика сибирского традиционного ис-
кусства формировалась снеизменным постоянством гендерного содержания напро-
тяжении тысячелетий. Ивсегда значимой ее частью сохранялась женская символика
вформе угла (развилки) илитреугольника [Окладникова, 1995: 22, 68, 80, 224]. Сутра-
той архаических знаний знаки орнаментов обрели более декоративное, чемсмысловое
значение [Иванов, 1963: 28–29].
3
Начало изучению метафизики угла положила трактовка символики треугольника, предложенная
А. Леруа-Гураном. Перевернутый треугольник у многих народов — знак женщины и луны [Тресид-
дер, 2001: 373–374].
150
Народы и религии Евразии 2021 № 2 (27). C. 132–162.
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
Заключение
Завершая исследование, отметим несколько аспектов мировоззрения палеосель-
купов, определявших выбор мест длянекрополей
1
. Местоположение средневеко-
вых могильников привязано ктопографическим объектам, имитирующим развилку,
угол, осмыслявшиеся вкачестве дурного или«нечистого» места поаналогии снечи-
стотой женской утробы (дыры). Модель объединила всознании людей геометрию
утробы Земли-Матери иvulva земной женщины. Эмфазой метафизических процес-
сов первобытных мыслителей стало устойчивое представление освязи мира живых
имира мертвых через vulva (утробы Матери-Земли). Позиция натурного иметафи-
зического тождества, вконечном счете, определила структуру мироздания иобозна-
чила место медиативного локуса илиметафизического портала награнице реально-
го ипотустороннего миров. Установленная близость реального изагробного мира
предопределила создание специальной инфраструктуры, служащей дляритуалов от-
правления душ умерших взагробный мир, дальнейшего сними общения (помино-
вения) ижертвоприношений. Сэтим появляются кладбища, служившие дляупокое-
ния ипоминания умерших.
Устройством, обслуживающим передвижение душ через грань миров, выступило
мифологическое дерево вестественном илимоделированном виде (столб сразвилкой).
Устройством магического портала вертикальная игоризонтальная модели мироздания
объединились вцельную четко структурированную систему. Неисключено, чтосоеди-
нение имело осознанное стремления ксозданию универсальной модели. Главными ее
элементами стали адаптированные кновой схеме элементы двух прежних мифологем:
1) устье (низовье) реки (развилка = угол = vulva = утроба Великой матери = могила (мир
мертвых); 2) «мировое дерево» навозвышенном месте— axis mundi (женщина = столб
сразвилкой = медиативный канал длявхода виной мир).
Веками отработанной схеме селькупы устраивали свои некрополи напредельно вы-
соких местах вразвилках линейных гидрообъектов, анавершины курганов иугрун-
товых могил устанавливали столбы-медиаторы, отправлявшие души умерших ипри-
нимавшие жертвы впотусторонний мир. Согласно традиционным воззрениям награ-
нице реального ипотустороннего миров пространство ивремя измеряется неметри-
ческими, аметафизическими понятиями, отголоски которых дошли донас внаррати-
вах ведийского времени, археологизированных иэтнографических остатках погребаль-
ных ипоминальных ритуалов.
Благодарность
Исследование выполнено прифинансовой поддержке Российского фонда фунда-
ментальных исследований (РФФИ), проект № 19–09–00268 «Этноэнциклопедия чу-
котской культуры».
1
Аналогичных принципов придерживались обские угры, населявшие контактную зону тайги.
151
Nations and religions of Eurasia 2021 № 2 (27). P. 132–162.
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК
АккерманД.Любовь вистории/ пер. санг. Е.Бабаевой. ЛарюДж. Секс вБиблии/
пер. сангл. А.Блейз. М.: КРОН-ПРЕСС, 1995. 464 с.
АлександровС. В., ПаульсЕ. Д., ПодольскийМ. Л.Древности Аскизского района.
Курганы вистории Хакасии (популярный очерк). СПб.: ИИМК РАН, 2001. 100 с.
АлквистА.Среди хантов иманси. Путевые записи иэтнографические заметки.
Томск : Изд-воТом. ун-та, 1999. 179 с.
АнучинВ. И.Очерк шаманства уенисейских остяков// Сборник МАЭ ИАН. Т.II.
СПб., 1914. 91 с.
АртюховаИ. В.Архитектурные зарисовки А. Н.Тихомировым с. Семилужного: эт-
нографический анализ// Музей исовременные технологии. Томск : Изд-воТГУ, 2006.
С. 221–246.
Атхарваведа (Шаунака): в3 т./ пер. свед., вступ. ст., коммент. иприл. Т. Я.Елизарен-
ковой; Ин-т востоковедения. М.: Вост. лит., 2005 (Памятники письменности Востока.
CXXXV). Т. 1, кн. I–VII. 2005. 573 с.
БайбуринА. К.Семиотический статус вещей имифология// Материальная культу-
ра имифология. СМАЭ XXXVII. Л.: Наука, 1981. С. 215–226.
БайбуринА. К.Ритуал втрадиционной культуре. Структурно-семиотический ана-
лиз восточнославянских обрядов. СПб.: Наука, 1993. 293 с.
БалакинЮ. В.Урало-сибирское культовое литье вмифе иритуале. Новосибирск :
Наука, 1998. 288 с.
БардинаП. Е.Быт русских сибиряков Томского края. Томск : Изд-воТомского ун-та,
1995. 225 с.
БауерВ., ДюмоцИ., ГоловинС.Энциклопедия символов. М.: КРОН-ПРЕСС, 1995.
512 с.
БерезницкийС. В.Этнические компоненты верований иритуалов коренных наро-
дов Амуро-Сахалинского региона. Владивосток : Дальнаука, 2003. 486 с.
БоброваА. И.Селькупы XVIII–XIXвв. (поматериалам Тискинского могильника).
Томск : Изд-воТомского ун-та, 2007. 176 с.
БоброваА. И., РыкунМ. П., ТучковА. Г., ЧерноваИ. В.Нарымское Приобье воII ты-
сячелетии н. э. (X–XXвв.). Томск : Изд-воТомского пед. ун-та, 2016. С. 7–117.
БогордаеваА. А.Традиционный костюм обских угров. Новосибирск : Наука, 2006.
239 с.
ВасильевВ. И.Проблемы формирования северосамодийских народностей. М.: На-
ука, 1979. 234 с.
ГемуевИ. Н.Мировоззрение манси: Дом иКосмос. Новосибирск : Наука, 1990. 233 с.
ГемуевИ. Н., БаулоА. В.Небесный всадник. Новосибирск : Институт археологии
иэтнографии СОРАН, 2001. 160 с.
ГемуевИ. Н., СагалаевА. М.Религия народа манси. Культовые места (XIX— начало
XXв.). Новосибирск : Наука, 1986. 192 с.
ГоловневА. В.Говорящие культуры. Традиции самодийцев иугров. Екатеринбург:
УрО РАН, 1995. 606 с.
ГоланА.Миф исимвол. Иерусалим. М.: Русслит, 1994. 375 с.
152
Народы и религии Евразии 2021 № 2 (27). C. 132–162.
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
ДандесА.Кровавая Мэри взеркале: ритуал иполовое созревание// Фольклор: се-
миотика и/илипсихоанализ. М.: Вост. лит., 2003. 279 с.
ДоннерК.Усамоедов вСибири. Томск : Ветер, 2008. 176.
ДульзонА. П.Археологические памятники Томской области// Труды ТОКМ. Томск,
1956. С. 89–316.
ДульзонА. П.Кетские сказки. Томск : Изд-воТомского ун-та, 1966. 162 с.
ДульзонА. П.Поздние археологические памятники Чулыма ипроблема происхо-
ждения чулымских татар// Учёные записки ТГПИ. Томск : ТГПИ, 1953. Т. X.С. 127–334.
ДульзонА. П.Остяцкие могильники XVI иXVIIвеков усела Молчанова наОби//
Ученые записки ТГПУ. Т.XIII. Томск : ТГПИ. 1955. С. 97–154.
ЕлизаренковаТ. Я.Атхарваведа— структура исодержание// Атхарваведа (Шауна-
ка): в3 т./ пер. свед., вступ. ст., коммент. иприл. Т. Я.Елизаренковой. М.: Вост. лит.,
2005 (Памятники письменности Востока. CXXXV/ редкол.: Г. М.Борнгард-Левин (пред.)
идр.). Т. 1, кн. I–VII. 2005а. С. 22–88.
ЕлизаренковаТ. Я.Комментарий// Атхарваведа (Шаунака): в3 т. М.: Вост. лит-ра,
2005б. Памятники письменности Востока. CXXXV. Т. 1, кн. I–VII. С. 375–558.
ЕлизаренковаТ. Я.Слова ивещи вРигведе. М.: Вост. лит-ра, 1999. 240 с.
ЗеленинД. К.Магическая функция примитивных орудий// Избранные труды. Ста-
тьи подуховной культуре. 1917–1934. М.: Индрик, 1999. С. 100–139.
ЗеленинД. К.Загадочные водяные демоны «шуликуны» урусских// Избранные тру-
ды. Статьи подуховной культуре 1917–1934. М.: ИНДРИК, 1999. С. 82–99.
ИвановС. В.Орнамент народов Сибири какисторический источник. М. ; Л. :
Изд-воАН СССР, 1963. 500 с.
КазакевичО. А.Йомпа// Мифология селькупов. Томск : Изд-воТГУ, 2004. С. 138–139.
КимА. А.Очерки поселькупской культовой лексике. Томск : Изд-вонаучно-тех-
нич. лит-ры, 1997. 219 с.
КонИ. С.Введение всексологию. М.: Медицина, 1989. 336 с.
КосаревМ. Ф.Бронзовый век Западной Сибири. М.: Наука, 1981. 278 с.
КосаревМ. Ф.Древняя история Западной Сибири: Человек иприродная среда. М.:
Наука, 1991. 302 с.
КравченкоО.Почетный старец имладший брат// Северные просторы. 1999. № 5–6.
С. 66–71.
КузьминаЕ. Е.Откуда пришли индоарии. Материальная культура племен андронов-
ской общности ипроисхождение индоиранцев. М.: Вост. лит-ра, 1994. 463 с.
КулемзинВ. М.Человек иприрода вверованиях хантов. Томск : Изд-воТом. ун-та,
1984. 192 с.
КутафьевП. И.Отчет обархеологических исследованиях поНарымскому окру-
гу за1938год (а), т. 2// Архив Музея археологии иэтнографии Сибири ТГУ. Д. 116–1.
КутафьевП. И.Отчет обархеологических исследованиях поНарымскому окру-
гу за1938год (б), т. 4// Архив Музея археологии иэтнографии Сибири ТГУ. Д. 116–2.
Леви-БрюльЛ.Первобытный менталитет. СПб.: Европейский дом, 2002. 400 с.
Леви-СтросК.Первобытное мышление. М.: Республика, 1994. 384 с.
ЛевкиевскаяЕ. Е.Славянский оберег. Семантика иструктура. М.: Индрик, 2002. 336 с.
153
Nations and religions of Eurasia 2021 № 2 (27). P. 132–162.
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
ЛехтисалоТ.Мифология юрако-самоедов (ненцев). Томск : Изд-воТомского
ун-та,1998. 136 с.
МалявинВ. В.Китайская цивилизация. М.: ИПЦ Дизайн. Информация. Картогра-
фия : Астрель: АСТ, 2001. 632 с.
МихайловТ. М.Бурятский шаманизм: история, структура исоциальные функции.
Новосибирск : Наука, 1987. 288 с.
МолдановТ., МолдановаТ.Боги земли Казымской. Томск : Изд-воТомского ун-та,
2000. 114 с.
ОжеговС. И., ШведоваН. Ю.Толковый словарь русского языка: 72500 слов и7500
фразеол. выражений. М.: Азъ Ltd, 1992. 960 с.
ОжередовЮ. И.Барклай, курганный могильник// Народы икультуры Томско-На-
рымского Приобья. Томск : Изд-воТомского ун-та, 2001а. С. 26–28.
ОжередовЮ. И. «Ведийские ритуалы» ународов Северо-Западной Сибири: по-
смертная посуда// Вестник археологии, антропологии иэтнографии. 2013. Вып. 2.
С. 120–132.
ОжередовЮ. И.Кустовский комплекс археологических памятников// Народы
икультуры Томско-Нарымского Приобья. Томск : Изд-воТомсого ун-та. 2001б. С. 84–86.
ОжередовЮ. И.Новый комплекс археологических памятников вбассейне р. Кён-
ги// Изистории Сибири. К30-летию лаборатории истории, археологии иэтнографии
Сибири Томского государственного университета. Томск : Изд-воТомского ун-та, 1998.
С. 68–72.
ОжередовЮ. И.Ритуальное дерево впогребальном обряде палеоселькупов Приобья
(поматериалам археологии)// Труды V (XXI) Всероссийского археологического съезда
вБарнауле-Белокурихе. Барнаул : Изд-воАлт. ун-та, 2017. Т.II. С. 212–216.
ОжередовЮ. И.Семантический аспект географического размещения могильников
«шиешгула»// Культура каксистема висторическом контексте: Опыт Западно-Сибир-
ских археолого-этнографических совещаний. Томск : Аграф-Пресс, 2010. С. 224–226.
ОжередовЮ. И.Средневековье позднее// Народы икультуры Томско-Нарымского
Приобья: Томск : Изд-воТомского ун-та, 2001в. С. 150–155.
ОжередовЮ. И., МунхбаярЧ., ОжередоваА. Ю., МунхжаргалН.Археолого-этно-
графические комплекcы гор Хойт-Улан иУрд-Улан усомонного центра Эрдэнэ-Бурэн
вХовдском аймаке// Монгол Алтай. № 2. Улаанбаатар хот, 2007. С. 67–72.
ОжередовЮ. И., ЯковлевЯ. А.Археологическая карта Томской области. Томск :
Изд-во Томского ун-та, 1993. Т. 2. 206 с.
ОкладниковаЕ. А.Модель вселенной всистеме образов наскального искусства тихо-
океанского побережья Северной Америки. Проблема этнокультурных контактов або-
ригенов Сибири икоренного населения Северной Америки. СПб.: Изд-воМАЭ РАН,
1995. 320 с.
ПелихГ. И.Кольцевая связь уселькупов Нарымского края// Сибирский этнографи-
ческий сборник. IV. М.: Изд-воАН СССР, 1962. С. 176–196.
ПелихГ. И.Материалы поселькупскому шаманству// Этнография Северной Азии.
Новосибирск : Наука, 1980. С. 5–70.
ПелихГ. И.Происхождение селькупов. Томск : Изд-воТомского ун-та, 1972. 424 с.
154
Народы и религии Евразии 2021 № 2 (27). C. 132–162.
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
ПелихГ. И.Селькупы XVIIв. (Очерки социально-экономической истории). Ново-
сибирск, 1981. 176 с.
ПереваловаЕ. В.Эротика вкультуре хантов// Модель вкультурологии Сибири иСе-
вера. Екатеринбург : УрО РАН, 1992. С. 85–97.
ПлоссГ.Женщина. Кн. III. Сыктывкар ; Киров, 1995. 560 с.
ПодосиновА. В.Ex oriente lux! Ориентация посторонам света вархаических куль-
турах Евразии. М.: Языки русской культуры, 1999. 720 с.
ПрокофьеваЕ. Д.Древние жилища нареках Тым иКеть// СЭ.1947. № 2. С. 199–202.
ПрокофьеваЕ. Д.Костюм селькупского (остяко-самоедского) шамана// СМАЭ. XI.
М. ; Л. : Изд-воАН СССР, 1949. С. 335–375.
ПрокофьеваЕ. Д.Материалы пошаманству селькупов// Проблемы истории обще-
ственного сознания аборигенов Сибири. Л.: Наука.1981. С. 42–68.
ПрокофьеваЕ. Д.Некоторые религиозные культы тазовских селькупов// Памятни-
ки культуры народов Сибири иСевера. СМАЭ. XXXIII. Л.: Наука, 1977. С. 66–79.
ПрокофьеваЕ. Д.Квопросу осоциальной организации уселькупов// Сибирский
этнографический сборник. Новая серия. Т. I.Тр. ИЭ. Т.XVIII. М. ; Л. : Изд-воАН СССР,
1952. С. 88–107.
ПрокофьеваЕ. Д.Старые представления селькупов омире// Природа ичеловек
врелигиозных представлениях народов Сибири иСевера. Л.: Наука, 1976. С. 106–128.
ПрытковаН. Ф.Одежда хантов// СМАЭ. Вып. XV. Л.: Изд-воАН СССР, 1953.
С.123–233.
Русские вОмском Прииртышье (XVIII–XXвека): Историко-этнографические очер-
ки/ отв. редактор М. Л.Бережнова. Омск : Полиграфист, 2002. 236 с.
СагалаевА. М., ОктябрьскаяИ. В.Знак иритуал. Традиционное мировоззрение тюр-
ков Южной Сибири. Новосибирск : Наука. Сиб. отд-е, 1990. 209 с.
Селькупская мифология/ сост. Г. И.Пелих. Томск : Изд-воНТЛ, 1998. 80 с.
СемёноваВ. И.Этнолого-этнографическое моделирование погребального обряда
вструктурно-семиотическом контексте// Вестник археологии, антропологии иэтно-
графии. 2006. № 7. С. 120–129.
СоколоваЗ. П.Обско-угорский феномен. Место культуры хантов иманси вкультуре
народов Сибири// Исторический ежегодник. Специальный выпуск. Омск : Изд-воОм-
ского гос. ун-та, 2001. С. 36–53.
СтепановаО. Б.Традиционное мировоззрение селькупов: представление округово-
роте жизни идуше. СПб.: Петербургское Востоковедение, 2008. 304 c.
ТалигинаН. М.Обряды жизненного цикла усынских хантов. Томск : Изд-воТом-
ского ун-та, 2005. 176 с.
ТопоровВ. Н.Оритуале. Введение впроблему// Архаический ритуал вфольклор-
ных ираннелитературных памятниках. М.: Глав. ред.Восточной лит-ры, 1988. С. 7–60.
ТопоровВ. Н.Мировое дерево: Универсальные знаковые комплексы. Т. 1. М.: Руко-
писные памятники Древней Руси, 2010а. 448 с.
ТопоровВ. Н.Мировое дерево: Универсальные знаковые комплексы. Т. 2. М.: Руко-
писные памятники Древней Руси, 2010б. 496 с.
ТресиддерД.Словарь символов. М.: ФАИР-ПРЕСС, 2001. 448 с.
155
Nations and religions of Eurasia 2021 № 2 (27). P. 132–162.
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
ТрухинГ. В.Археологические памятники порекам Иксе иЧае// Труды ТОКМ. Т.VI.
Томск : Томск. кн. изд-во, 1963. С. 73–75.
ФедороваЕ. Г.Рыболовы иохотники бассейна Оби: проблемы формирования куль-
туры хантов иманси. СПб.: Европейский Дом, 2000. 366 с.
ФрэзерДж. Дж.Золотая ветвь: Исследование магии ирелигии. М.: Изд-во Полит.
лит-ры, 1983. 703 с.
ХаритоноваВ. И. «Священные места» всвете проблем экологии: точка зрения со-
временного шамана// Итоги полевых исследований. М.: ИЭА РАН, 2000. С. 129–149.
ХэкельЙ.Почитание духов идуальная система уугров (кпроблеме евразийского
тотемизма). Томск : Изд-воТомского ун-та, 2001. 108 с.
ЧвырьЛ. А.Обряды иверования уйгуров вXIX–XXвв.: очерки народного ислама
вТуркестане. М.: Вост. лит-ра, 2006. 288 с.
ЧиндинаЛ. А., ЯковлевЯ. А., ОжередовЮ. И.Археологическая карта Томской обла-
сти. Томск : Изд-воТомского ун-та, 1990. Т. 1. 340 с.
ШаньшинаЕ. В.Мифология первотворения утунгусоязычных народов юга Даль-
него Востока России (Опыт мифологической реконструкции иобщего анализа). Вла-
дивосток : Дальнаука, 2000. 157 с.
ШепанскаяТ. Б.Культура дороги врусской мифоритуальной традиции XIX–XXвв.
М.: Индрик, 2003. 528 с.
ШтернбергЛ. Я.Первобытная религия всвете этнографии: Исследования, статьи,
лекции. М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ» 2012. 592 с.
ЭлиадеМ.Избранные сочинения. Очерки сравнительного религиоведения. М.: Ла-
домир. 1999. 488 с.
ЮнгК. Г.Перемещение либидо каквозможный источник первобытного человече-
ского творчества// Между Эдипом иОзирисом. М.: Совершенство, 1998а. С. 247–275.
ЮнгК. Г.Символы матери ивозрождения// Между Эдипом иОзирисом. М.: Со-
вершенство, 1998б. С. 313–378.
ЯшинВ. Б.Ещераз омитраистских истоках культа Мир-сусне-хума уобских угров//
Народы Сибири: история икультура (Серия: Этнография Сибири). Новосибирск : Ин-
ститут археологии иэтнографии СОРАН, 1997. С. 44–52.
PatkanovS.Die Irtisch-Ostjaken und ihre volkspoesie. T.II. St.-Petersburg, 1900/ Ир-
тышско-остяцкая народная поэзия. Ч.II: Русский перевод иртышско-остяцких тек-
стов. 123 с. (inRussian)
REFERENCES
AckermanD.A natural history of love. LarueG.Sex and the Bible (Russ. ed.: AckermanD.,
Lyubov’ v istorii. LarueDzh. Seks v Biblii. Moscow: KRON-PRESS, 1995, 464 s. (inRussian).
AleksandrovS. V., PaulsE. D., PodolskyM. L., Drevnosti Askizskogo rajona. Kurgany
vistorii Hakasii [Antiqueties of Askizsky district. Burial mounds in the history of Khakassia].
St.Petersburg, IIMK RAN, 2001,100 s. (inRussian).
AlkvistA.Sredi khantov i mansi. Putevye zapisi i etnogracheskie zametki [Among Khanty
and Mansi. Travel journal and ethnographic notes]. Tomsk: Tomsk State University Publ.,
1999, 179 s. (inRussian).
156
Народы и религии Евразии 2021 № 2 (27). C. 132–162.
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
AnuchinV. I.Ocherk shamanstva u eniseiskih ostyakov [Essay on shamanism of the Yenisey
Ostyaks]. St.Petersburg: Museum of anthropology and ethnography of Russian Academy of
Science.Vol.2, 1914, 91 s. (inRussian).
ArtyuhovaI. V.Arhitekturnie zarisovki A. N.Tihomirovym s s. Semiluzhnogo:
etnogracheskiy analiz [Architectural sketches in Semiluzhnoe village: ethnographic analysis].
Muzey i sovremennye tehnologii [Museum and modern technology]. Tomsk: TSU publ., 2006.
S. 221–246 (inRussian).
Atharvaveda (Shaunaka): in 3 volumes (Russ ed.: Atharvaveda (Shaunaka): v tryoh tomah).
Moscow: Vost. lit., 2005, V.1: Book I–VII, 573 s. (inRussian).
BaiburinA. K.Ritual v traditsionnoi kul’ture. Strukturno-semioticheskii analiz
vostochnoslavyanskikh obryadov [Ritual in traditional culture. Structural-semiotic analysis
ofEast Slavic rites]. Saint-Petesburg: Nauka, 1993, 293 s. (inRussian).
BaiburinA. K. Ritual v traditsionnoi kul’ture. Strukturno-semioticheskii analiz
vostochnoslavyanskikh obryadov. SPb.: Nauk, 1993. 293 s. (inRussian).
BaiburinA. K.Semioticheskii status veshchei v mifologii [Semiotic status of objects in
mythology]. Materialnaia kul’tura i mifologiia. [Material culture and mythology].1981. S.215–
226 (inRussian).
BalakinU. V.Uralo-Sibirskoe kul’tovoe lit’yo v mife i rituale [Ural-Siberian metalwork in
myths and rituals]. Novosibirsk: Nauka, 1998, 288 s. (inRussian).
BardinaP. E.Byt russkih sibiryakov Tomskogo kraya [Household of Russian Siberians in
Tomsk kray]. Tomsk: TSU, 1995, 225 s. (inRussian).
BauerV., DumocI., GolovinS.Encyclopedia of symbols. Moscow: Kronn-Press, 1995, 512s.
(inRussian).
BereznickyS. V.Etnicheskie komponenty verovanij i ritualov korennyh narodov Amuro-
Sahalinskogo regiona [Ethnic components of the believes and rituals of the aboriginals
inAmur-Sakhalin region]. Vladivostok: Dalnauka, 2003 (inRussian).
BobrovaA. I.Selkupy 18–19 vv. (po materialam Tiskinskogo mogilnika) [e Selkups of18–
19 centuries (based on the materials from Tiskino burial site)], Tomsk: Tomsk University publ.,
2007. 176 s. (inRussian).
BobrovaA. I., RyikunM. P., TuchkovA. G., ChernovaI. V.Narymskoe priobe vo II
tyisyacheletii n. e. (X–XX vv.). [Narym near -Ob’ region in the second millennia A.D. (10–
20 centuries)]. Tomsk: Tomsk Pedagocical University publish., 2016. S. 7–117 (inRussian).
BogordaevaA. A.Tradicionny kostjum obskih ugrov [Traditional costume of the Ob-Ugric
people]. Novosibirsk: Nauka, 2006, 239 s. (inRussian).
Vasil’ev V. I.Problemi formirovanija severosamodijskih narodnostej [Formation of the
Northern Samoyeds]. Moscow: Nauka. 1979, 527 s. (inRussian).
GemuevI. N.Mirovozzrenie Mansi: Dom i Kosmos [e Mansi people worldview: home
and cosmos]. Novosibirsk: Nauka, 1990, 233 s. (inRussian).
GemuevI. N., BauloA. V.Nebesnyj vsadnik [Celestial rider]. Novosibirsk: Institute of
archaeology and ethnography SB RAS, 2001, 160 s. (inRussian).
GemuevI. N., SagalaevA. M.Religija narodov mansi. Kul’tovye mesta (XIX— nachalo
XXveka) [Religion of the Mansi people. Cult places (XIX— beginning of XX c.)]. Novosibirsk:
Nauka, 1986, 192 s. (inRussian).
157
Nations and religions of Eurasia 2021 № 2 (27). P. 132–162.
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
GolanA.Mif i simvol [Myth and symbol]. Jerusalem, Moscow: Russlit, 1994, 357 s.
(inRussian).
GolovnevA. V.Govorjashie kul’tury. Tradicii samodijcev i ugrov [Talking cultures. Traditions
of the Samoyeds and Ugric people]. Ekaterinburg: UB RSA, 1995, 606 s. (inRussian).
DonnerK.U samoedov v Sibiri [Among the Samoyed in Siberia]. Tomsk: Veter, 2008, 176s.
(inRussian).
DulzonA. P.Arheologicheskie pamyatniki Tomskoy oblasti [Archaeological monuments
of Tomsk oblast].Trudy TOKM [TOKM proceedings]. Tomsk, 1956. S. 89–316 (inRussian).
Dul’zon A. P.Ketskie skazki [e Ket fairy tales]. Tomsk: TSU, 1966, 162 s. (inRussian).
Dul’zon A. P.Pozdnie arkheologicheskie pamyatniki Chulyma i problema proiskhozhdeniya
chulymskikh tatar [Late archaeological monuments in Chulym and the problem of Chulym
Tatars origins]. Uchyonye zapiski TGPI [Proceedings of TGPI]. Izd-vo TGPI, 1953, V.10. S.127–
334 (inRussian).
Dul’zon A. P.Ostjackie mogilniki XVI i XVII vekov u sela Molchanova na Obi [Ostayk
burial complexes of XVI and XVII c. near Molchanovo village at the Ob river]. Uchjonye
zapiski TGPU [Scholars notes of Tomsk State Pedagogical University]. Vol. 13, Tomsk, 1955.
S. 97–154 (inRussian).
ElizarenkovaT. Y.e Atharva Veda— structure and content. e Atharva Veda (Shaunaka).
Moscow: Vostochnaja literatura. Vol.1. 2005. S. 22–88 (inRussian).
ElizarenkovaT. Y.Kommentarii. Atkharvaveda (Shaunaka) [Commentaries. Atkharvaveda
(Shaunaka)]. Pamyatniki pismennosti Vostoka [Written Monuments of Orient]. 2005, CXXXV.
V.1, book. I–VII. S. 375–558 (inRussian).
ElizarenkovaT. Y.Slova i veshi v Rigvede [Words and things in the Rigveda]. Moscow:
Vostochnaja literature, 1999, 240 s. (inRussian).
ZeleninD. K.Magicheskaya funktsiya primitivnykh orudii [Magic function of primitive
tools]. Izbrannye trudy. Stat’i po dukhovnoi kul’ture. 1917–1934 [Selected works. Papers about
spiritual culture. 1917–1934]. 1999. S. 100–139 (inRussian).
IvanovS. V.Ornament narodov Sibiri kak istoricheskij istochnik [Ornaments of Siberian
ethnicities as a historical source]. Moscow, Leningrad: Science Academy USSR, 1963, 500 s.
(inRussian).
KazakevichO. A.Iompa [Yompa]. Mifologiya selkupov [Mythology of the Selkups], 2004.
S. 138–139 (inRussian).
KimA. A.Ocherki po sel’kupskoi kul’tovoi leksike [Essays on Selkup cult vocabulary]. Tomsk:
Izd-vo nauchno-tekhnich. lit-ry, 1997, 219 s. (inRussian).
KonI. S.Introduction to sexology. M: Medicina, 1989, 336 s. (inRussian).
KosarevM. F.Drevnyaya istoriya Zapadnoy Sibiri: Chelovek i prirodnaya sreda [Ancient
history of West Siberia: man and nature] Moscow: Nauka, 1991, 302 s. (inRussian).
KosarevM. F.Bronzovij vek Zapadnoj Sibiri [e Bronze Age in Western Siberia]. Moscow:
Nauka, 1981, 278 s. (inRussian).
KravchenkoO.Pochetnyi starets i mladshii brat [Venerable elder and younger brother].
Severnye prostory [Northern lands]. 1999, no. 5–6. S. 66–71 (inRussian).
KuzminaE. E.Otkuda prishli indoarii. Materialnaja kultura plemen Andronovskoj obshnosti
i proishozhdenie indoirancev [Where did the Indo-Aryan come from? Material culture of
158
Народы и религии Евразии 2021 № 2 (27). C. 132–162.
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
the Andronov society and the origins of Indo-Iranian peoples]. Moscow, Vostochnaya
literature,1994, 463 s. (inRussian).
KulemzinV. M.Chelovek i priroda v verovanijah Hantov [Man and nature in mythology of
the Khanty]. Tomsk: TSU, 1984, 192 s. (inRussian).
Kutafev P.I. а. Otchjot ob arheologicheskih issledovanijah po Narymskomu okrugu
za 1938 god [e report on archaeological research in Narym area in 1938], Arhiv Muzeja
arheologiii etnograi Sibiri TGU [e Archive of Museum of Archaeology and Ethnography
of Siberia TSU], Vol. 2, document 116–1 (inRussian).
Kutafev P.I. b. Otchjot ob arheologicheskih issledovanijah po Narymskomu okrugu
za 1938 god [e report on archaeological research in Narym area in 1938], Arhiv Muzeja
arheologiii etnograi Sibiri TGU [e Archive of Museum of Archaeology and Ethnography
of Siberia TSU], Vol. 4, document 116–2 (inRussian).
Lévy-BruhlL.La mentalité primitive. (Russ ed.: Lévy-BruhlL.Pervobitnyi mentalitet.
St.Petersburg: Evropejskij dom, 2002, 400 s. (inRussian).
Lévi-StraussC.La mentalité primitive. (Russ ed.: Lévi-StraussC.Pervobitnyi mentalitet.
Moscow: Respublika. 1994, 384 s.). (inRussian).
LevkievskajaE. E.Slavjanskij obereg. Semantika i struktura [Slavic amulet. Semantics and
structure]. Moscow: Indrik, 2002, 336 s. (inRussian).
LehtisaloT.Mifologiya urakov-samoedov (nencev) [Mythology of the Urak-Samoyeds
(Nenec)]. Tomsk: TSU, 1998, 136 s. (inRussian).
MalyavinV. V.Kitajskaja civilizacija [Chinese civilization]. Moscow: IPC Dizajn.
Informacija. Kartograja, Astrel, AST, 2001, 632 s. (inRussian).
MihaylovT. M.Buryatskij shamanizm: istorija, struktura i socialnye funkcii [e Buryat
shamanism: history, structure and social functions]. Novosibirsk: Nauka, 1987, 288 s.
(inRussian).
MoldanovT., MoldanovaT.Bogi zemli kazymskoi [Gods of Kazym land]. Tomsk: Tomsk
State University publ., 2000, 114 s. (inRussian).
OzhegovS. I., ShvedovaN. Yu.Tolkovyi slovar’ russkogo yazyka: 72500 slov i 7500 frazeol.
Vyrazhenii [Russian language dictionary: 72500 words and 7500 phrases]. Moscow: Az Ltd,
1992, 960 s. (inRussian).
OzheredovY. I.Barklaj, kurgannyj mogil’nik [Burial complex Barklaj]. Narodi I kul’tury
Tomsko-Narymskogo Priob’ja [Ethnoses and cultures of the Tomsk-Narym region near the Ob
river]. 2001. S. 26–28 (inRussian).
OzheredovY. I. “Vedijskie ritualy” u narodov Severo-Zapadnoj Sibiri: posmertnaya posuda
[“Vedic rituals” of North-West Siberian ethnicities: burial vessels]. Bulletin of archaeology,
anthropoly and ethnography. no 2. Tymen, 2013 pp. 120–132 (inRussian).
OzheredovY. I.Kustovskij kompleks arheologicheskih pamjatnikov [Kustovskij archaeological
complex]. Narodi i kul’tury Tomsko-Narymskogo Priob’ja [Ethnoses and cultures of the Tomsk-
Narym region near the Ob river]. 2001. S. 84–86 (inRussian).
OzheredovY. I.Novyj kompleks arheologicheskih pamjatnikov v bassejne reki Kjongi [New
archaeological complex in the basin of the Kjonga river]. Iz istorii Sibiri. K 30-iu laboratorii
istorii, arheologii I etnograi Sibiri Tomskogo Gosudarstvennogo Universiteta [From history of
159
Nations and religions of Eurasia 2021 № 2 (27). P. 132–162.
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
Siberia. For the 30
th
anniversary of the laboratory of history, archaeology and ethnography of
Siberia in Tomsk State University]. 1998. S. 68–72 (inRussian)
OzheredovY. I.Ritualnoe derevo v pogrebalnom obryade paleoselkupov Priobya (po
materialam arheologii) [Ritual trees in burial rites of the Paleo-Selkups in near-Ob’ region
(based on archaeological materials)]. Trudi V (XXI) Vserossiyskogo arheologicheskogo sezda
v Barnaule— Belokurihe [Proceedings of V (XXI) National Russian archaeological congress
in Barnaul— Belokurikha]. Barnaul: Altay University publish., 2017, Vol. 2, S. 212–216
(inRussian)
OzheredovY. I.Semanticheskij aspekt geogracheskogo razmesshenija mogilnikov “shieshgula
[Semantic aspects of the geographical position of the “Shieshgula” burial sites]. Kul’tura kak
sistema v istoricheskom kontekste: Opyt Zapadno-Sibirskih arheologo-etnogracheskih soveshanij
[Culture as a system in historical context: the results of West-Siberian archaeological-
ethnographic meetings]. 2010. S. 224–226 (inRussian).
OzheredovY. I.Srednevekov’e pozdnee [e Late Middle Ages]. Narodi i kul’tury Tomsko-
Narymskogo Priob’ja [Ethnoses and cultures of the Tomsk-Narym region near the Ob river].
Tomsk: TSU, 2001. S. 150–155 (inRussian).
OzheredovY. I., MunkhbajarC., OzheredovaA. Y., MunkhzhargalN.Archaeological-
ethnographical complexes near the mountains Hojt-Ulan and Urd-Ulan in somon center
Erdene-Buren of Hov aimak. Mongol Altay. no 2. Ulaanbaatar, 2007. S. 67–72 (inRussian).
OzheredovY. I., YakovlevY. A., Arheologicheskaja karta Tomskoj oblasti [Archaeological
map of Tomsk oblast]. Tomsk: TSU, 1993, Vol. 2, 206 s. (inRussian).
OkladnikovaE. A.Model’ vselennoj v sisteme obrazov naskal’nogo iskusstva
tihookeanskogo poberezhja Severnoj Ameriki [e model of the Universe in rock art at the
Pacic-North American cost]. Problema etnokul’turnyh kontaktov aborigenov Sibiri i korennogo
naselenija Severnoj Ameriki [Ethnocultural contacts between aboriginals of Siberia and North
America]. St. Petersburg, MAE RAN, 1995, 320 s. (inRussian).
PelikhG. I.Kolcevaya svyaz’ u selkupov Naryimskogo kraya [Chain relations of the Selkups
in Narym Krai] Sibirskiy etnogracheskiy sbornik [Siberian ethnographic bulletin]. Vol. 4,
Moscow: AN USSR publish., 1962, S. 176–196 (inRussian).
PelihG. I.Materialy po selkupskomu shamanstvu [Materials on Selkup shamanism].
Etnograya Severnoy Azii [North Asia Ethnography]. Novosibirsk: Nauka, 1980. S. 5–70
(inRussian).
PelihG. I.Proishozhdenie selkupov [Origins of the Selkups]. Tomsk: TSU, 1972/ 424 s.
(inRussian).
PelikhG. I.Sel’kupy XVII v. (Ocherki sotsialno-ekonomicheskoi istorii) [Selkups in 17
C.Essays about social and economical history]. Novosibirsk, 1981, 176 s. (inRussian).
PerevalovaE. V.Sensuality in the Khanty culture. Model in the culturology of Siberia and the
North. Ekaterinburg: UB RSA. 1992. S. 85–97 (inRussian).
PlossG.Zhenshchina: Monograya [Woman: Monograph]. Book III., Syktyvkar, Kirov:
Vyatka, 1995, 560 s. (inRussian).
PodosinovA. V.Ex oriente lux! Orientacija po storonam sveta v arhaicheskih kul’turah
Evrazii [Ex oriente lux! Cardinal directions in archaic cultures of Eurasia]. Moscow: Yazyk
russkoj kultury. 1999, 720 s. (inRussian).
160
Народы и религии Евразии 2021 № 2 (27). C. 132–162.
ISSN 2542-2332 (Print) • ISSN 2686-8040 (Online)
Prokofeva E. D.Drevnie zhilishcha na rekakh Tym i Ket’ [Ancient dwellings on the Tym
and Ket rivers]. SE. 1947, no. 2. S. 199–202 (inRussian).
Prokofeva E. D.Kostyum sel’kupskogo shaman [Selkup shaman costume]. SMAE. Vol. XI,
1 Moscow— Leningrad, 949, Science Academy USSR. S. 335–375 (inRussian).
Prokofeva E. D.Materialy po shamanstvu selkupov [Materials on Selkup shamanism].
Problemy istorii obschestvennogo soznaniya aborigenov Sibiri [Problems of social consciousness
among aboriginals in Siberia]. Leningrad: Nauka, 1981. S. 42–68 (inRussian).
Prokofeva E. D.Nekotorye religioznye kulty tazovskih sel’kupov [Some religious cults
ofthe Taz Selkups]. Pamjatniki cultury narodov Sibiri i Severa [Cultural monument of
the ethoses in Siberia and the North]. e proceedings of the Museum of anthropology and
ethnography. Vol.33. Leningrad: Nauka, 1977. S. 66–79 (inRussian).
Prokofeva E. D.O social’noj organizacii u sel’kupov [Social structure of the Selkups].
Sibirskij etnogracheskij sbornik [Siberian ethnographic journal]. Vol.1. e proceedings of the
Institute of Ethnography. XVIII. Moscow— Leningrad, Science Academy USSR, 1952. S. 88–
107 (inRussian).
Prokofeva E. D.Starye predstavleniya selkupov o mire [Old worldview of the Selkups].
Priroda i chelovek v religioznyh predstavleniyah narodov Sibiri i Severa (vtoraya polovina
XIX veka— nachalo XX v.) [Nature and man in religious views of people from Siberian and
the North (second half of 19th C— beginning of 20th C)]. Leningrad: Nauka, 1976. S. 106–
128 (inRussian).
PrytkovaN. F.Odezhda hantov [e Khanty clothes]. e proceedings of the Museum
of anthropology and ethnography. Vol. 15. Moscow— Leningrad, Science Academy USSR,.
1953. S. 123–233 (inRussian).
Russkie v Omskom Priirtyishe (XVIII–XX veka): Istoriko-etnograficheskie ocherki
[Russians in Omsk near-Irtyish region (18–20 centuries): historical and ethnographic essays].
Omsk: Poligrast publish., 2002, 236 s. (inRussian).
SagalaevA. M., Oktjabr’skaja I. V.Znaki ritual. Tradicionnoe mirovozzrenie tjurkov Yuzhnoj
Sibiri [Traditional worldview of South Siberian Turks]. Novosibirsk: Nauka. Sib. Otd-e. 1990
(inRussian).
PelihG. I.Selkupskaya mifologia [Selkup mythology]. Tomsk: NTL publ., 1998, 80 s.
(inRussian).
SemyonovaV. I.Etnologo-etnograficheskoe modelirovanie pogrebalnogo obryada
vstrukturno-semioticheskom kontekste [Ethnological-ethnographic modeling of a burial rite
in the context of structural-semiotics]. Vestnik arkheologii, antropologii i etnograi [Bulletin of
archaeology, anthropology and ethnography] 2006, no. 7. S. 120–129 (inRussian).
SokolovaZ. P.Obsko-ugorskij fenomen. Mesto kul’tur y hantov i mansi v culture narodov
Sibiri [Ob-Ugric phenomena. e place of the Khanty and Mansi people in the culture of
Siberian ethnicities]. Historical year-book. Special edition. Omsk, Izd-vo Omskogo universiteta,
2001. S. 36–53 (inRussian).
StepanovaO. B.Tradicionnoe mirovozzrenie sel’kupov: predstavlenie o krugovorote zhizni
Idushe [Traditional worldview of the Selkups: the idea of the circle of life and of the souls].
St.Petersburg: Peterburgskoe vostokovedenie, 2008, 304 s. (inRussian).
161
Nations and religions of Eurasia 2021 № 2 (27). P. 132–162.
Cайт журнала: http://journal.asu.ru/wv • Journal homepage: http://journal.asu.ru/wv
TaliginaN. M.Obrjadi zhiznennogo cikla u cynskih hantov [Rites in the life circle of the
Synsky Khanty]. Tomsk: TSU, 2005, 176 s. (inRussian).
ToporovV. N.Mirovoe derevo: Universalnie znakovye kompleksy [The World Tree:
Universal signs complexes]. Vol.1. Moscow: Rukopisnye pamjatniki Drevnej Rusi, 2010 a,
448 s. (inRussian).
ToporovV. N.. Mirovoe derevo: Universalnye znakovye kompleksy. Rukopisnye pam-ki Dr.
Rusi [World Tree: Universal symbolic complexes. Manuscripts of the ancient Rus], 2010 b,
Vol.2, 496 s. (inRussian).
ToporovV. N.O rituale. Vvedenie v problemu [About ritual. Introduction to the problem]
Arkhaicheskii ritual v fol’klornykh i ranneliteraturnykh pamyatnikakh [Archaic rituals in folklore
and early literature]. 1988. S. 7–60 (inRussian).
TresidderJ.e complete dictionary of symbols. Trans. PalkoS.Moscow: Fair-Press, 2001,
448 s. (inRussian).
TruhinG. V.Arheologicheskie pamjatniki po rekam Ikse I Chae [Archaeological monuments
at the Iksa and Chaya rivers]. Trudy TOKM [e proceedings of Tomsk Regional Local History
Museum]. Vol.6. Tomsk: Tomskoe knizhnoe izdatelstvo, 1963. S. 73–75 (inRussian).
FedorovaE. G.Rybolovy i ohotniki bassejna Obi: problemi formirovanija [Fishermen and
hunters in the basin of the Ob river: to the problem of formation]. St. Petersburg: Evropejskij
Dom, 2000, 366 s. (inRussian).
FrazerJ. G.e Golden Bough: A study in comparative religion (Rus. ed.: FrazerJ.G Zolotaya
vetv’: Issledovanie magii i religii. Moscow: Izd-vo Polit. lit-ra, 1983, 703 s. (inRussian).
KharitonovaV. I.Svyaschenyie mesta v svete problem ekologii: tochka zreniya sovremennogo
shamana [Sacral places as a topic in ecology: a shamans point of view]. Itogi polevyuh
issledovaniy [e results of eld research]. Moscow: IEA RAN, 2000. S. 129–149 (inRussian).
HekelJ.Pochitanie duhov i dualnaja sistema u ugrov (k probleme evrazijskogo totemizma)
[Worshiping spirits and dual system of the Ugric people (Eurasian totemism)]. Tomsk: TSU,
2001, 108 s. (inRussian).
ChvyrL. A.Obrjady i verovanija ujgurov v XIX–XX vv.: ocherki narodnogo islama
vTurkestane [Rites and religion of the Uighur in XIX–XX centuries: essays on folk Islam in
Turkestan]. Moscow: Vostochnaja literature, 2006, 288 s. (inRussian).
ChindinaL. A., YakovlevY. A., OzheredovY. I., Arheologicheskaja karta Tomsk oj oblasti
[Archaeological map of Tomsk oblast]. T<